Типы парусных кораблей + история - Игровые Форумы


Игровые Форумы > Проекты BestGamer > Корсары III: Тайны Дальних Морей > Ваше творчество
-- Типы парусных кораблей + история
Ответ
 
Опции темы Поиск в этой теме Опции просмотра
Старый 03.02.2009, 18:04   #1
Геймер Новичок
 
 Аватар для ALEX_VI
 
Отсутствует :(

Регистрация: 01.02.2009
Сообщения: 30

Репутация: 31   Добавить отзыв для ALEX_VI

Отправить сообщение для  ALEX_VI с помощью ICQ
Стрелка Типы парусных кораблей + история

Фрегат
Фрегат был вторым основным типом боевых кораблей после линкоров. Фрегаты отличались от линейных кораблей меньшими размерами и количеством пушек. Они имели одну закрытую батарейную палубу. Самые крупные фрегаты назывались линейными, их использовали в эскадренных сражениях, вместе с линкорами. Остальные фрегаты предназначались для дальней разведки и крейсерства (захват торговых кораблей противника). Экипаж таких кораблей составлял до 500 человек.

Каравела
Обшивка этого корабля, набрана не внакрой, подобно черепице на крыше дома, как это делали раньше, а вгладь: одна доска вплотную к другой. И хотя такой способ обшивки знали и прежде, тем не менее заслугу его изобретения приписывают корабелу из Бретани по имени Жюлиан, который назвал этот способ "карвель", или "кравеель". Название обшивки позже перешло в наименование типа судов — каравелла. Каравеллы были изящнее коггов и имели лучшее парусное вооружение, поэтому не случайно средневековые первооткрыватели избирали для заморских походов эти прочные, ходкие и вместительные корабли. Характерные особенности каравелл — высокие борта, глубокая седловатость палубы в средней части судна и смешанное парусное вооружение. Только фок-мачта несла четырехугольный прямой парус. Латинские паруса на косых реях грот- и бизань-мачты позволяли судам ходить круто к ветру.

Флейт
Первый флейт был построен в 1595 году в г. Хорне, центре судостроения Голландии, в заливе Зсйдер-Зе. Длина этих судов в 4 - 6 и более раз превышала их ширину, что позволяло им ходить под парусами уже довольно круто к ветру. Впервые в такелаже были введены изобретенные в 1570 году стеньги. Высота мачт теперь превосходила длину судна, а реи, наоборот, стали делать укороченными. Так возникли небольшие, узкие и удобные в обслуживании паруса, что позволило сократить общее число верхней команды. Парусное вооружение фок- и грот-мачт состояло из фока и грота и соответствующих марселей, а позже на больших флейтах и брамселей. На бизань-мачте выше обычного косого паруса поднимали прямой парус крюйсель. На бушприте ставили прямоугольный парус блинд, иногда бом-блинд. На флейтах впервые появился штурвал, что облегчило перекладку руля. Флейты начала XVII века имели длину около 40 м, ширину около 6,5 м, осадку 3 - 3,5 м, грузоподъемность 350 - 400 т. Для самообороны на них устанавливали 10 - 20 пушек. Экипаж состоял из 60 - 65 человек. Эти суда отличались хорошими мореходными качествами, высокой скоростью и большой вместимостью и потому использовались главным образом в качестве военно-транспортных. На протяжении XVI-XVIII веков флейты занимали господствующее положение на всех морях.

Галион
Галион - военное судно португальского происхождения. Первое упоминание о нем относится к 1535 году. В дальнейшем галион становится основой флотов испанцев и англичан. Вооруженный, как большое парусное судно того времени, галион имел сравнительно острый корпус, длина которого по килю равнялась тройной ширине. Именно на нем впервые орудия были установлены и над, и под главной палубой, что привело к появлению батарейных палуб; орудия стояли по бортам и стреляли через порты. Вследствии этого были значительно сокращены помещения для перевозки грузов. Отсутствие высоких надстроек и длинный корпус позволял галиону ходить быстрее и круче к ветру, чем "круглым" судам.

Бриг
Судно с грот- и фок-мачтами, на котором на грота-рее не было грота, а нижняя часть грот-мачты вооружена как бизань-мачта, называлось бригом. Сухой грота-рей. На месте обычного грота-рея находился сухой рей и грота-трисель (или косой грот), который, как и бизань судна с полным вооружением, имел гафель и гик. Однако этот парус был больших размеров, чем обычная бизань. Переднюю шкаторину триселя крепили к сегарсам, одетым на грот-мачту, по которой они двигались вверх и вниз. Задние ванты от топа мачты до юферсов были оклетневаны, чтобы предотвратить перетирание грота-триселя, а задние фордуны поставлены на тали. Бриг как тип судна создан на основе малой бригантины и шнявы. Бригантина в первой половине века имела только фокмачту с прямыми парусами и грот-мачту с одним косым. Около 1760 г. на грот-стеньгу был поставлен легкий прямой парус, а затем прямые паруса на реи грот-стеньги и грот-брам-стеньги. Название "бриг" вместо "бригантины" стало все чаще встречаться и в литературе XVIII в.; используются оба наименования для одинаковых объектов. В военном флоте бриг с 1770 г. стал применяться для разведывательных целей. Суда. же, специально вооруженные такелажем шнявы и брига назвали гермафродитами.


В зависимости от вида парусного вооружения различают следующие парусные суда:
  • пятимачтовый корабль (пять мачт с прямыми парусами);
  • пятимачтовый барк (четыре мачты с прямыми парусами, одна, на корме, с косыми);
  • четырехмачтовый корабль (четыре мачты с прямыми парусами);
  • четырехмачтовый барк (три мачты с прямыми парусами, одна с косыми);
  • корабль (три мачты с прямыми парусами);
  • барк (две мачты с прямыми парусами, одна с косыми);
  • баркентина (шхуна-барк; одна мачта с прямыми и две с косыми парусами);
  • шхуна, точнее, трехмачтовая марсельная шхуна – джекасс (все мачты с косыми парусами и несколько верхних прямых парусов на фок мачте);
  • бриг (две мачты с прямыми парусами);
  • бригантина (шхуна-бриг: одна мачта с прямыми парусами, одна с косыми);
  • бомбарда (одна мачта почти по середине судна с прямыми парусами и одна, сдвинутая в корму, с косыми);
  • шхуна, точнее, гафельная шхуна (две мачты с косыми парусами);
  • шхуна, точнее, двухмачтовая марсельная шхуна (мачты с косыми парусами и несколько верхних прямых парусов на фок-мачте);
  • каравелла (три мачты: фок-мачта с прямыми парусами, остальные – с латинскими);
  • "трабакколо" (две мачты с люгерными, т.е. рейковыми, парусами);
  • шебека (три мачты: фок- и грот-мачты с латинскими парусами, бизань мачта с косыми);
  • фелюка (две мачты, наклоненные к носу, с латинскими парусами);
  • тартана (одна мачта с большим латинским парусом);
  • тендер (одна мачта с косыми парусами);
  • "бово" (две мачты: передняя с латинским парусом, задняя с гафельным или латинским парусом);
  • "нависелло" (две мачты: первая – в носовой части, сильно наклоненная вперед, несет парус трапециевидной формы, крепящийся за грот-мачту; грот-мачта – с латинским или иным косым парусом);
  • "баланселла" (одна мачта с латинским парусом);
  • шлюп (одна мачта с косыми парусами);
  • иол (две мачты с косыми парусами, меньшая – бизань-мачта - стоит позади руля);
  • кеч (две мачты с косыми парусами, причем бизань-мачта стоит перед рулем);
  • динги (одна мачта с гафельным парусом вынесена к носу);
  • люгер (три мачты с рейковыми парусами, применяется во Франции в прибрежном плавании).

Последний раз редактировалось ALEX_VI, 03.02.2009 в 18:12.
    Ответить с цитированием
Старый 03.02.2009, 18:15   #2
Геймер Новичок
 
 Аватар для ALEX_VI
 
Отсутствует :(

Регистрация: 01.02.2009
Сообщения: 30

Репутация: 31   Добавить отзыв для ALEX_VI

Отправить сообщение для  ALEX_VI с помощью ICQ
По умолчанию

Корабли 15-16 веков

В начале XV века стали строить двухмачтовые когги. Дальнейшее развитие мирового судостроения ознаменовалось переходом в середине XV века к трехмачтовым судам. Впервые такой тип судна появился на севере Европы в 1475 году. Его фок- и бизань- мачты позаимствованы у средиземноморских венецианских судов.

Первым трехмачтовым судном, зашедшим в Балтийское море, был французский корабль "Ля Рошель". Обшивка этого корабля, имевшего длину 43 м и ширину 12 м, набрана не внакрой, подобно черепице на крыше дома, как это делали раньше, а вгладь: одна доска вплотную к другой. И хотя такой способ обшивки знали и прежде, тем не менее заслугу его изобретения приписывают корабелу из Бретани по имени Жюлиан, который назвал этот способ "карвель", или "кравеель". Название обшивки позже перешло в наименование типа судов - "каравелла". Каравеллы были изящнее коггов и имели лучшее парусное вооружение, поэтому не случайно средневековые первооткрыватели избирали для заморских походов эти прочные, ходкие и вместительные корабли. Характерные особенности каравелл - высокие борта, глубокая седловатость палубы в средней части судна и смешанное парусное вооружение. Только фок-мачта несла четырехугольный прямой парус. Латинские паруса на косых реях грот- и бизань-мачты позволяли судам ходить круто к ветру.

В первой половине XV века крупнейшим грузовым судном (возможно, до 2000 т.) была трех - мачтовая двухпалубная каракка, вероятно, португальского происхождения. В XV-XVI веках на парусных судах появились составные мачты, которые несли сразу несколько парусов. Площадь марселей и крюйселей (верхних парусов) была увеличена, что облегчило управление и маневрирование судном. Отношение длины корпуса к ширине составляло от 2:1 до 2,5:1. В результате мореходные качества этих, так называемых "круглых" судов улучшились, что позволило совершать более безопасные дальние плавания в Америку и Индию и даже вокруг света. Четкого различия между парусными торговыми и военными судами в то время не существовало; типичным военным судном в течение ряда веков была лишь гребная галера. Галеры строились одно- и двух- мачтовые и несли латинские паруса. Значительно большими кораблями, чем галеры, были галеасы: они имели три мачты с латинскими парусами, в корме два больших рулевых весла, две палубы (нижняя для гребцов, верхняя для солдат и пушек), в носовой части надводный таран. Эти военные суда оказались долговечными: еще в XVIII веке почти все морские державы продолжали пополнять свои флоты галерами и галеасами. В течение 16-го века сформировался облик парусного корабля в целом сохранившийся до середины 19-го века. Корабли значительно увеличились в размерах, если для 15-го века редкостью были суда более 200 тонн, то к концу 16-го века появились единичные гиганты достигающие 2000 тонн, а корабли водоизмещением 700-800 тонн перестали быть редкостью. С начала 16-го века в европейском судостроении все чаще стали применяться косые паруса, сначала в чистом виде, как это делалось в Азии, но к концу века распространилось смешанное парусное вооружение. Совершенствовалась артиллерия, - бомбарды 15-го и кулеврины начала 16-го веков все еще мало подходили для вооружения кораблей, но к концу 16-го века проблемы связанные с отливкой были в значительной степени решены и появилась морская пушка привычного вида. Около 1500-го года были изобретены пушечные порты, пушки стало возможно размещать в несколько ярусов, причем верхняя палуба освободилась от них, что положительно сказалось на остойчивости судна. Борта судна стали заваливать внутрь, - так пушки верхних ярусов оказывались ближе к оси симметрии корабля. Наконец, в 16-м веке во многих европейских странах появились регулярные военные флоты. Все эти нововведения тяготеют к началу 16-го века, но, учитывая время необходимое для внедрения, распространились только к его концу. Опять же и судостроителям надо было приобрести опыт, ибо попервоначалу корабли нового типа имели раздражающую привычку опрокидываться сразу при сходе со стапелей.

В течение 16-го века сформировался облик парусного корабля в целом сохранившийся до середины 19-го века. Корабли значительно увеличились в размерах, если для 15-го века редкостью были суда более 200 тонн, то к концу 16-го века появились единичные гиганты достигающие 2000 тонн, а корабли водоизмещением 700-800 тонн перестали быть редкостью. С начала 16-го века в европейском судостроении все чаще стали применяться косые паруса, сначала в чистом виде, как это делалось в Азии, но к концу века распространилось смешанное парусное вооружение. Совершенствовалась артиллерия, - бомбарды 15-го и кулеврины начала 16-го веков все еще мало подходили для вооружения кораблей, но к концу 16-го века проблемы связанные с отливкой были в значительной степени решены и появилась морская пушка привычного вида. Около 1500-го года были изобретены пушечные порты, пушки стало возможно размещать в несколько ярусов, причем верхняя палуба освободилась от них, что положительно сказалось на остойчивости судна. Борта судна стали заваливать внутрь, - так пушки верхних ярусов оказывались ближе к оси симметрии корабля. Наконец, в 16-м веке во многих европейских странах появились регулярные военные флоты. Все эти нововведения тяготеют к началу 16-го века, но, учитывая время необходимое для внедрения, распространились только к его концу. Опять же и судостроителям надо было приобрести опыт, ибо попервоначалу корабли нового типа имели раздражающую привычку опрокидываться сразу при сходе со стапелей.

В первой половине 16-го века появился корабль обладающий принципиально новыми свойствами и совершенно иным назначением, чем корабли существовавшие раньше. Корабль это предназначался для борьбы за господство на море путем уничтожения вражеских боевых кораблей в открытом море артиллерийским огнем и соединял значительную по тем временам автономность с сильнейшим вооружением. Существовавшие до этого момента гребные корабли могли господствовать разве что над узким проливом, да и то, если базировались в порту на берегу этого пролива, кроме того их мощь определялась численностью войск на борту, а артиллерийские корабли могли действовать независимо от пехоты. Нового типа корабли стали называться линейными - то есть основными (подобно "линейной пехоте", "линейным танкам" название "линейный корабль" не имеет касательства к выстраиванию в линию, - они если и строились, то как раз в колонну).

Первые линейные корабли, появившиеся на северных морях, а позже и на Средиземном море, были невелики - 500-800 тонн, что примерно соответствовало водоизмещению крупных транспортов того периода. Даже не крупнейших. Но крупнейшие транспорты строили для себя богатые купеческие компании, а линейные корабли заказывали небогатые еще в то время государства. Вооружались эти корабли 50-ю - 90 пушками, но это были не очень сильные пушки, - в основном 12-ти фунтовые, с небольшой примесью 24-х фунтовых и очень большой примесью мелкокалиберных пушек и кулеврин. Мореходность не выдерживала ни какой критики, - даже в 18-м веке корабли еще строились без чертежей (их заменял макет), а количество пушек рассчитывалось исходя из ширины судна измеренной шагами, - то есть варьировалось в зависимости от длины ног главного инженера верфи. Но это в 18-м, а в 16-м корреляция между шириной судна и весом орудий не была известна (тем более, что ее и нет). Проще говоря, корабли строили без теоретической базы, только на основе опыта, которого в 16-м, начале 17-го века еще почти не было. Но главная тенденция просматривалась ясно, - пушки в таком количестве не могли уже рассматриваться как вспомогательное вооружение, а чисто парусная конструкция указывала на стремление получить океанский корабль. Уже тогда для линкоров была характерна вооруженность на уровне 1.5 фунта на тонну водоизмещения.

Чем быстроходнее был корабль, тем меньше на нем могло быть пушек по отношению к водоизмещению, так как тем более весил двигатель - мачты. Мало того, что сами мачты с массой канатов и парусов весили изрядно, так они еще и смещали центр тяжести вверх, следовательно их приходилось уравновешивать, закладывая в трюм большее количество чугунного балласта.

Линейные корабли 16-го века еще имели недостаточно совершенное парусное вооружение для плавания в Средиземном море (особенно в восточной его части) и на Балтике. Шторм шутя выдул испанскую эскадру из Ла-Манша.

Уже в 16-м веке Испания, Англия и Франция вместе имели около 60-ти линейных кораблей, причем Испания более половины этого числа. В 17-м веке к этой тройке присоединились Швеция, Дания, Турция и Португалия.
    Ответить с цитированием
Старый 03.02.2009, 18:24   #3
Геймер Новичок
 
 Аватар для ALEX_VI
 
Отсутствует :(

Регистрация: 01.02.2009
Сообщения: 30

Репутация: 31   Добавить отзыв для ALEX_VI

Отправить сообщение для  ALEX_VI с помощью ICQ
По умолчанию

Корабли 17-18 веков

На севере Европы в начале XVII века появляется новый тип судна, похожий на флейт - трех-мачтовый пинасс (пинасса). К этому же типу судов относится и появившийся в середине XVI века галион - военное судно португальского происхождения, которое в дальнейшем стало основой флотов испанцев и англичан. На галионе впервые орудия были установлены и над и под главной палубой, что привело к строительству батарейных палуб; орудия стояли по бортам и стреляли через порты. Водоизмещение крупнейших испанских галионов 1580-1590 годов равнялось 1000 т., а соотношение длины корпуса к ширине 4:1. Отсутствие высоких надстроек и длинный корпус позволяли этимкораблям ходить быстрее и круче к ветру, чем "круглым" судам. Для повышения скорости были увеличены количество и площадь парусов, появились добавочные паруса - лисели и ундерлисели. В то время символом богатства и силы считались украшения - все государственные и королевские суда были роскошно отделаны. Различие между военными и торговыми кораблями стало более отчетливым. В середине XVII века в Англии начали строить фрегаты, имевшие до 60 орудийна двух палубах, и меньшие боевые суда, такие, как корвет, шлюп, бомбарда и другие.

К середине 17-го века линейные корабли существенно подросли, - иные уже до 1500 тонн. Количество пушек осталось прежним - 50-80 штук, но 12-ти фунтовые пушки остались только на носу, корме и верхней палубе, на прочих палубах размещались пушки по 24 и 48 фунтов. Соответственно, и корпус стал прочнее - выдерживал 24-х фунтовые снаряды. В целом, 17-й век характеризуется низким уровнем противостояния на море. Англия почти на всем его протяжении не могла разобраться с внутренними неурядицами. Голландия предпочитала корабли небольшого размера, полагаясь больше на их количество и опыт экипажей. Могущественная в тот период Франция пыталась навязать Европе свою гегемонию войнами на суше, - море французов интересовало мало. Швеция безраздельно господствовала на Балтийском море и не претендовала на другие водоемы. Испания и Португалия были разорены и нередко оказывались в зависимости от Франции. Венеция и Генуя быстро превращались в третьестепенные государства. Средиземное же море было поделено, - западная часть отошла к Европе, восточная - к Турции. Ни одна из сторон не стремилась нарушить равновесия. Однако, Магриб оказался в европейской сфере влияния, - английские, французские и голландские эскадры в течение 17-го века покончили с пиратством. Величайшие морские державы 17-го века имели по 20-30 линкоров, остальные - единицы.

Турция также с конца 16-го века начала строить линейные корабли. Но они еще существенно отличались от европейских образцов. Особенно формой корпуса и парусным вооружением. Турецкие линейные корабли были существенно быстроходнее европейских (особенно это сказывалось в условиях Средиземноморья), несли 36 - 60 орудий калибра 12-24 фунта и были слабее бронированы, - только от 12-ти фунтовых ядер. Вооруженность составляла фунт на тонну. Водоизмещение составляло 750 -1100 тонн. В 18-м веке Турция стала существенно отставать в отношении технологий. Турецкие линкоры 18-го века напоминали европейские 17-го века.

В течение 18-го века рост размеров линейных кораблей продолжался непрерывно. К концу этого века линейные корабли достигли водоизмещения в 5000 тонн (предельного для деревянных кораблей), броня усилилась до невероятной степени - даже 96-ти фунтовые бомбы недостаточно вредили им, - а 12-ти фунтовые полупушки на них уже не употреблялись. Только 24-х фунтовые для верхней палубы, 48-ми - для двух средних и 96-ти фунтовые - для нижней. Количество пушек достигло 130. Были, правда, и меньшие линкоры на 60-80 орудий, водоизмещением около 2000 тонн. Они чаще ограничивались 48-ми фунтовым калибром, от него же и были защищены. Невероятно возросло и количество линкоров. Линейные флоты имели Англия, Франция, Россия, Турция, Голландия, Швеция, Дания, Испания и Португалия. К середине 18-го века Англия захватила на море почти безраздельное господство. К концу века она располагала почти сотней линейных кораблей (включая и те, что не находились в активном использовании). Франция набирала 60-70, но они были слабее английских. Россия при Петре наштамповала 60 линейных кораблей, но они были сделаны в спешке, кое-как, - халтурно. По-богатому, только подготовка древесины - что бы она превратилась в броню - должна была занимать 30 лет (вообще-то, русские корабли и позже строились не из мореного дуба, а из лиственницы, она была тяжелой, сравнительно мягкой, но не гнила и служила в 10 раз дольше, чем дуб). Но уже одно только их количество вынудило Швецию (да и всю Европу) признать Балтийское море русским внутренним. К концу века численность линейного флота России даже уменьшилась, но корабли были подтянуты к европейским стандартам. Голландия, Швеция, Дания и Португалия имели по 10-20 кораблей, Испания - 30, Турция - тоже около того, но это уже были корабли не европейского уровня.

Уже тогда проявилось то свойство линейных кораблей, что создавались они более всего для числа, - чтоб были, а не для войны. Строить и содержать их было дорого, а укомплектовывать экипажем, всякого рода припасами и отправлять в походы - тем более. На этом и экономили, - не отправляли. Так что даже Англия использовала одновременно только небольшую часть своего линейного флота. Снаряжение для похода 20-30 линкоров было и для Англии задачей общенационального масштаба. Россия держала в боевой готовности всего несколько линкоров. Большинство линейных кораблей всю свою жизнь проводили в порту имея на борту лишь минимальный экипаж (способный при острой необходимости перегнать корабль в другой порт) и незаряженные пушки.

Следующим по рангу за линкором кораблем был фрегат, предназначенный для захвата водного пространства. С попутным уничтожением всего (кроме линкоров), что на этом пространстве имелось. Формально, фрегат был вспомогательным кораблем при линейном флоте, но, учитывая, что последний использовался крайне вяло, фрегаты оказывались самыми востребованными из судов того периода. Фрегаты, как позже и крейсера, можно было разделись на легкие и тяжелые, - хотя формально такой градации не проводилось. Тяжелый фрегат появился в 17-м веке, это было судно имеющее 32-40 пушек, считая фальконеты, и вытесняющее 600-900 тонн воды. Пушки были по 12-24 фунта, с преобладанием последних. Броня выдерживала 12-ти фунтовые ядра, вооруженность составляла фунт на 1.2-1.5 тонны, а скорость была большей, чем у линкора. Водоизмещение последних модификаций 18-го века достигло 1500 тонн, пушек было до 60-ти, но 48-ми фунтовых, обычно, не имелось.

Легкие фрегаты были распространены уже с 16-го века, а в 17-м составляли подавляющее большинство всех военных кораблей. Для их производства требовалось дерево существенно более низкого качества, чем для строительства тяжелых фрегатов. Лиственница и дуб считались стратегическими ресурсами, а сосны, пригодные для изготовления мачт в Европе и европейской части России были сочтены и взяты на учет. Брони легкие фрегаты не несли, - в том смысле, что их корпуса выдерживали удары волн и механические нагрузки, но на большее не претендовали, - толщина обшивки составляла 5-7 сантиметров. Количество пушек не превышало 30-ти и только на самых крупных фрегатах этого класса на нижней палубе стояли 4 24-х фунтовки, - даже не занимали весь этаж. Водоизмещение составляло 350-500 тонн.

В 17-м, начале 18-го веков легкие фрегаты был просто самыми дешевыми военными кораблями, кораблями, которых можно было наделать целую тучу и быстро. В том числе и путем переоборудования торговых судов. К середине 18-го века стали специально производиться подобные корабли, но с акцентом на максимальную скорость - корветы. Пушек на корветах было даже меньше от 10, до 20 (на 10-ти пушечных кораблях пушек на самом деле было 12-14, но те что смотрели на нос и на корму классифицировались как фальконеты). Водоизмещение составляло 250-450 тонн.

Количество фрегатов в 18-м веке было значительным. Англия имела их немногим более, чем линейных кораблей, но все равно получалось много. Страны с небольшими линейными флотами имели фрегатов в несколько раз больше, чем линкоров. Исключение составляла Россия, у нее один фрегат приходился на три линкора. Дело было в том, что фрегат предназначался для захвата пространства, а с ним (пространством) на Черном и Балтийском морях было туговато. В самом низу иерархии находились шлюпы, - корабли предназначенные для несения дозорной службы, разведки, борьбы с пиратством и так далее. То есть, - не для борьбы с другими военными кораблями. Наименьшие из них представляли собой обычные шхуны тонн в 50-100 весом с несколькими орудиями менее 12-фунтов калибром. Наибольшие имели до 20 12-ти фунтовых пушек и водоизмещение до 350-400 тонн. Шлюпов и других вспомогательных кораблей могло быть сколько угодно. Например, Голландия в середине 16-го века имела 6000 торговых кораблей большинство из которых было вооружено. Путем установки дополнительных орудий 300-400 из них могли быть превращены в легкие фрегаты. Остальные - в шлюпы. Другой вопрос, что торговый корабль приносил голландской казне прибыль, а фрегат или шлюп эту прибыль потребляли. Англия в тот период имела 600 торговых кораблей. Сколько народу могло быть на этих кораблях? А - по-разному. В принципе, парусник мог иметь по одному члену экипажа на каждую тонну водоизмещения. Но это ухудшало условия обитаемости и снижало автономность. С другой стороны, чем многочисленнее был экипаж, тем более боеспособным оказывалось судно. В принципе, 20 человек могли управлять парусами крупного фрегата. Но только при хорошей погоде. Проделывать то же самое в шторм, параллельно работая на помпах и задраивая выбитые волнами крышки портов, они смогли бы незначительное время. Скорее всего, силы у них закончились бы раньше, чем у ветра. Для ведения боя на 40-ка пушечном корабле по минимуму требовалось человек 80, - 70 заряжают пушки одного борта, а еще 10 бегают по палубе и руководят. Но если корабль будет совершать такой сложный маневр, как разворот, все канонирам придется нестись с нижних палуб на мачты, - при развороте, корабль какое-то время непременно должен будет двигаться галсами против ветра, но для этого, понадобится наглухо зарифить все прямые паруса, а потом, естественно, снова раскрыть их. Если канонирам надо будет то лезть на мачты, то бежать в трюм за ядрами - много они не настреляют. Обычно парусники предназначенные для длительных переходов или продолжительного крейсирования имели на борту одного человека на 4 тонны. Этого было достаточно для управления судном и для боя. В случае, если корабль использовался для десантных операций или абордажа, численность экипажа могла достигать одного человека на тонну. Как они сражались? Если в море встречались два примерно равных корабля под флагами враждующих держав, то оба они начинали маневрировать с тем, что бы занять более выгодную позицию со стороны ветра. Один стремилось зайти в хвост другому, - так можно было в самый интересный момент отнять у противника ветер. Учитывая, что пушки наводились корпусом, а маневренность корабля была пропорциональна его скорости, ни кто не хотел на момент столкновения двигаться против ветра. С другой стороны, слишком набрав ветра в паруса можно было проскочить вперед и пропустить противника в тыл. Все эти танцы были оригинальны том плане, что маневрировать практически возможно было только направлением. Маневр скоростью осуществлялся косвенно, - путем занятия более или менее выгодного положения по отношению к ветру. Маневрировать, спуская и поднимая паруса было долго, - но приходилось. Каждый корабль стремился нацелить на противника свои пушки, но так, что бы избежать ответного залпа. Либо подставить свой корабль под этот залп в наименьшей проекции. В простейшем случае, корабли просто двигались параллельными курсами время от времени давая залпы с большой дистанции. Побеждал тот, кто лучше маневрировал, или у кого было больше пушек. Но часто такое противостояние оказывалось бесплодным, - после нескольких часов боя либо кончались ядра, либо одному из кораблей все надоедало и он уплывал. Интереснее получалось если корабли сходились на 100-150 метров. Количество попаданий и их сила возрастали многократно. Роль начинала играть скорость заряжения орудий. С такой дистанции могли быть применены картечь и цепи для разрушения такелажа. Если один из противников терял мачты (особенно бушприт) и паруса (особенно косые на бушприте) он оказывался полностью во власти другого, который, например, мог пройти по корме почти впритык и в упор разрядить орудия. Корабль не имеющий скорости мог только надеяться, что противник сам сунется под его пушки. На дистанции 100-150 метров в ход шли и фальконеты. Так как с такого расстояния один залп мог решить исход боя, то побеждал тот, кто успевал дать его первым. Если попадал, конечно. Особенно жестоким был бой, если корабли сходились на пистолетный выстрел, - то есть как раз так, чтобы не сцепиться такелажем. В этом случае, каждая пушка действовала за себя. Как только в нескольких метрах от ее дульного среза появлялся вражеский порт, она стреляла. Ну, а поскольку в том порте тоже была пушка, то у канонира имелись все шансы получить ядро прямо в глаз. Хотя с такой дистанции ни какого снаряда и не требовалось, - одной ударной волны от выстрела было достаточно. Тут уж - у кого очко раньше сыграет. Кроме того, то что корпус такого-то корабля выдерживал такие-то ядра не значило, что он выдержит их в упор. От страшных ударов мачты расшатывались, реи обрушивались, борта трескались, давая течи, трапы и палубы проваливались, пушки срывались с креплений. Бывало что от мощного залпа в упор корабль разваливался на части в буквальном смысле. Еще бывало, что он разваливался от собственного залпа. Короче, когда корабли сходились на пистолетный выстрел, побеждал более прочный и с более мужественным экипажем. Или тот, который к моменту сближения в упор сохранил пушки заряженными. Пушки на таком расстоянии от противника, естественно, не заряжались. Корабли и не могли долго идти в упор один от другого, - скорость то у них не могла быть одинаковой. Для того, что бы не обогнать, более быстрый должен был время от времени отворачивать от ветра, - то есть менять направление движения. Корабли то сближались, то расходились. Если сражались эскадра на эскадру, то каждый корабль прикрывал впередиидущего от обхода сзади. Но замыкающего не прикрывал ни кто. По этому, если пехота опасалась охвата с флангов, то корабли избегали охвата с головы и хвоста колонны, особенно хвоста, так как это осуществить было проще. Опасен был также и прорыв колонны, когда какая-то ее часть отсекалась противником. Фишка была в том, что когда хвост оказывался обрублен, голова эскадры не могла развернуться ему на помощь, - возвращающиеся корабли вынуждены были бы идти галсами против ветра, а такой позиции они оказались бы уязвимы как прибитые гвоздями. Отрезанные же корабли вынуждались сбросить скорость, - сзади у них отнимали ветер, спереди блокировали, - в прямом смысле блокировали, подставляя борт. Это галеры стремились ударить противника носом, а парусный корабль опасался сломать при таком ударе бушприт и превратиться в утиль. Более столкновение, кстати, ни чем не грозило. Скорости были маленькими, а постройка кораблей прочной, - так, посуда на камбузе побьется, - и все. Потерявшие же скорость (а следовательно и способность маневрируя наводить орудия) корабли расстреливались в упор. Впервые такие приемы морского боя применили в 17-м веке голландцы против англичан. К великому унижению последних, Де Ритер толпой легких фрегатов и немногими тяжелыми уничтожал сильнейшие британские эскадры. Голландцы даже врывались в Темзу. Однако, позже, англичане поняли в чем фишка, а кроме того стали строить линкоры ни отнять ветер у которых, ни заблокировать которые, ни прострелить ядром подъемной для их кораблей пушки, голландцы уже не могли. Верфи же самих голландцев находились в глубине их страны и максимальный тоннаж кораблей был ограничен глубиной каналов. Другим способом одержать великую победу на море было подловить вражеский флот на стоянке. Особенно, если большая часть экипажей находилась на берегу. Громить неподвижные корабли можно было безнаказанно. Так Нельсон уничтожил французский флот при Абукире. Французы не только отпустили большую часть экипажей на берег, но и беспечно встали так, что англичане свободно проходили между берегом и французской линией. Два или четыре английских корабля обходили французский с дух сторон и вставали на якорь за пределами его сектора обстрела. Когда корабль вел бой стоя на якоре, подле него всегда дежурила пара баркасов, для того чтобы при необходимости изменить ориентацию его корпуса. По этой же причине сравнительно легко удалось Петру с Меньшиковым захватить пару шведских легких фрегатов на якорной стоянке. Поднять якоря шведы не могли, так как их снесло бы течением на мель, а ветра, видимо, не было. Так что шведы могли отбиваться только фальконетами. Другой вопрос, что залезть со струга на борт фрегата было проблематично. Кроме огня артиллерии, распространенным способом нападения одного корабля на другой был абордаж. В боях между линкорами и тяжелыми фрегатами он, однако, почти не имел применения. Во-первых, эти корабли создавались для артиллерийского боя. Такие корабли часто захватывались, но это происходило иначе, - исчерпав возможности к сопротивлению корабль просто сдавался, - тогда на него и высаживалась абордажная команда. Либо же они маневрируя таки сталкивались и перепутывались такелажем, - ситуация получалась глупейшая, но бой как-то надо было продолжать. Во-вторых, крупные фрегаты и линкоры были слишком велики, чтобы абордаж оказался осуществим физически. Даже если два линкора и становились в притык, то борта у них были завалены внутрь, и между палубами оставался промежуток, слишком большой, чтобы его можно было преодолеть прыжком. Перепрыгнуть на вражеский корабль раскачавшись на свисающем конце, или пролезть из порта в порт, или забросить кошку и забраться шагая по внешней стороне борта было осуществимо. Но так можно была атаковать только при наличии подавляющего численного перевеса и прочной сцепки судов. А со сцепкой так же были проблемы, - корабли весом тонн по 200 стянуть кошками было несложно, большие корабли с огромной инерцией и парусностью - нереально. Прочно пришвартовать их один к другому было бы непросто даже усилиями обоих команд, а если бы это не было сделано, то могло получиться как у принца Гамлета. Кто помнит: во время абордажа он перепрыгнул на борт вражеского судна, и, поскольку был единственным психом со справкой на корабле, оказался там один. Но пираты решили, что и один - со справкой - уже слишком. И свалили. В смысле, - у того, кто таким образом попадал на борт вражеского корабля были все шансы оказаться голым на берегу какого-нибудь отстойного королевства. Это в лучшем случае. Абордаж равного корабля должен был осуществляться так, чтобы свести бонусы обороняющихся к минимуму. Иначе - смысла нет. Галера 16-го века имела на носу широкую приподнятую площадку которая надвигалась на низкий борт другой галеры. В такой ситуации атакующие даже имели преимущество, так как вражеские силы оказывались разрезаны пополам. В 18-м веке скампавеи уже не имели такой площадки, так как для борьбы с другими плоскими как камбала галерами не предназначались. Нефы и когги 16-го века также имели на носу приподнятую площадку. Она находилась выше и ее можно было надвинуть на высокий борт корабля северных морей. Если припомнить, то римляне, как цивилизованные люди переходили на вражеский корабль по мостику. А вот на кораблях 17-го 18-го веков не было ни каких приспособлений для абордажа, - они стали не актуальны. Небольшие парусные корабли 17-го 18-го веков, вплоть до легких фрегатов, действовали иначе. Огневой бой между ними был не так эффективен, как между крупными кораблями, поскольку пушек они имели меньше и сами представляли меньшую по размеру и более подвижную цель. Хотя в случае попадания ядра несли больший урон. Еще в большей степени это касалось торговых и пиратских кораблей. Тут абордаж был вполне применим и возможен, - корабли сходились вплотную и кошками стягивались борт к борту. С палубы на палубу перепрыгивали, если не перешагивали. Сложнее было брать абордажем более высокий корабль с более низкого. Тут нельзя было придумать иного, чем забросить кошки на высокий борт и карабкаться с кортиком в зубах. Плюс еще по борту корабля часто натягивалась специальная противоабордажная сеть, - ее надо было прорезать, что, имея кортик в зубах, сделать было довольно сложно. К такому абордажу прибегали только в случае большого численного перевеса экипажа. Или при равных силах, но в состоянии безвыходного героизма. Так что, кстати, заваленный внутрь, неоправданно высокий борт кораблей той эпохи возник отнюдь не случайно. В целом абордаж был более пиратским, чем военным приемом. Линейный корабль или крупный фрегат мог быть взят на абордаж только после основательной артподготовки, которая уничтожала большую часть его экипажа или лишала его воли к сопротивлению. Либо, если его окружала сплошная масса суетливых скампавей. Но, допустим, ближний бой начинался. При сближении кораблей подключалось новое оружие - мушкеты. Мушкетеры залпами пытались поразить офицеров на мостике и вообще любой народ на палубе вражеского судна. Сколько могло быть этих мушкетеров - вопрос отдельный. Команда корабля в бою была слишком занята пушками и парусами. Стреляла морская пехота, количество которой могло быть очень разным. Ее могло быть и вчетверо меньше, чем моряков, и вчетверо больше. На кораблях 16-го века вместо мушкетеров могли быть лучники и арбалетчики. Круче всего считалось посадить мушкетеров на реи, - один стрелял, а еще четверо или пятеро занимались тем, что заряжали мушкеты и передавали стрелку. Так можно было обстреливать вражескую палубу сверху, что было особенно полезно, если противник собирался идти на абордаж, а судно у него было не меньше высотой. В частности Нельсон был убит пулей, когда его корабль расходился с вражеским. Но стрелковое оружие могло сыграть заметную роль только в бою между слабо вооруженными кораблями. Когда события приобретали абордажный оборот, мушкеты теряли свое значение, - на палубу вражеского корабля их не тащили. Морской пехотинец вооружался с таким расчетом, что ему может быть придется сначала лезть по борту как муха по стеклу, а потом еще сражаться в тесных внутренних помещениях корабля. Ружье со штыком было слишком длинными неудобным для такого применения. Оружием морпеха была шпага, или сабля, или кортик. В 18-м веке широко применялись пистолеты. Бой был индивидуальным. В 17-м веке пистолеты еще были редкостью. Например, на четырех мушкетеров по Дюма не приходилось ни одного пистолета (это в фильме у них есть пистолеты, причем, - кремневые). Пара колесцовых пистолетов стоила как 4 мушкета - самое меньшее. Кирасы употреблялись только морской пехотой и офицерами, - лазить в доспехах по реям было бы трудно. Но и морская пехота не особо налегала на доспехи - абордаж был связан с риском свалиться в воду. Особой формой боевых действий флота была поддержка сухопутных операций. Поддержка пехоты огнем была затруднительна, так как ядра морских орудий давали рикошеты только при стрельбе на 500-600 метров. При сражении на Кинбурнской косе турецкие корабли обстреливали во фланг пехоту Суворова, но это был редкий случай, - когда кораблям удавалось подобраться так близко к вражеской пехоте. Во время умиротворения Магриба английские и французские корабли заходили в гавань Алжира и обстреливали город, - до 1500 метров ядра могли разрушать не слишком прочные постройки. Во время штурма острова Корфу русские корабли становились на якорь вблизи французской крепости и осыпали ее ядрами. Так можно было подавить крепостную артиллерию, но если крепость была основательной требовалось не менее 10 морских пушек против одной крепостной (считая только один борт корабля и не считая крепостных фальконетов). Кроме того, корабль еще должен был подойти к крепости на минимальное расстояние. В общем, 24-х фунтовые пушки были достаточно опасны для укреплений, но только вблизи. Иногда, во время десантных операций часть артиллерии с корабля могла сниматься. В основном это были фальконеты, так как лошадей для буксировки тяжелых пушек на корабле не было. Фальконет в 3-6 фунтов вполне мог сойти за полковую пушку, если к нему имелся колесный лафет, - но его-то чаще всего и не было, - разборные лафеты тогда были редкостью. Обычно моряки, если хотели использовать пушку на суше делали для нее импровизированный лафет, похожий на лафеты бомбард 15-го века, - деревянную колоду, к которой фальконет крепился скобами. Пушку калибром в 12 фунтов вполне реально было снять с корабля и перевезти на берег, но ее "морской" лафет возможности перевозки по суше не предусматривал. Далеко в глубь материка ее утащить было нельзя. При стрельбе с якорной стоянки особенно ясно становилось почему черный порох по совместительству называют и дымным, - дым чугунные пушки выделяли в немыслимом количестве, - через два-три залпа корабль полностью скрывался в нем, - только мачты торчали. Видимость падала до нуля. Даже при стрельбе в движении, а следовательно при наличии ветра, это было проблемой. Сухопутная артиллерия также страдала от задымления в результате частой стрельбы, но на суше батарея могла иметь наблюдательный пост насколько в стороне, а на море капитанский мостик был в нескольких метрах от ближайшего ствола. Кроме того, на море цель была подвижной и малоразмерной. По этой причине мостик и оказывался на корме судна (откуда, кстати, в сторону носа ни хрена не было видно, - вот и требовались впередсмотрящие). Ветер в бою обычно дул в корму и мостик очищался от него раньше всего. Что же самое невероятное в современных представлениях о морских боях той эпохи? Ну, некоторые моменты связанные с карибскими пиратами - само собой, но о них - ниже. Абордажные схватки между линкорами? Случались, - как и таран в танковом бою. Это, конечно, не метод использования танка, но - бывают обстоятельства. Если вдуматься, какие ассоциации вызывают слова "битва эпохи парусного флота"? Дым, огонь, бушующее море, бриг "Меркурий" на всех парусах выходит победителем из битвы с двумя турецкими линейными кораблями. Ну, по поводу победы брига (небольшой вооруженный корабль гражданского образца) над двумя линкорами и двумя корветами, - замнем. Может и победил бы, если б они его догнали. Только ведь, - не догнали басурманы. Но что не вписывается конкретно, - так это бушующее море. Все боевые действия на море в тот период происходили при хорошей (сравнительно) погоде. Маневрируя в бою, корабль неминуемо в какие-то моменты оказывался бы бортом к волне. А порты находились на высоте метр, реже полтора от ватерлинии. Дальнейшее вообразить легко, - остойчивость военных кораблей того времени была очень плохой. Кроме того, корабли, исключая гигантские линкоры, размерами не превосходили современный траулер. В шторм не убранные в трюм ядра летали бы по палубам своими любимыми рикошетами. Да и двигался при сильном ветре корабль не быстрее, а медленнее, чем при умеренном, причем, только в одном направлении - галсами против ветра. Кстати, и по ветру многомачтовый парусник двигался с уловкой. Если ветер дул точно в корму, то задняя мачта затеняла передние, так что выгоднее оказывалось идти под некоторым углом к ветру.
    Ответить с цитированием
Старый 03.02.2009, 19:18   #4
BGTeam
 
 Аватар для QuattroPro
 
Отсутствует :(

Регистрация: 17.08.2008
Адрес: Red River
Сообщения: 165

Репутация: 552   Добавить отзыв для QuattroPro

Отправить сообщение для  QuattroPro с помощью ICQ Отправить сообщение для QuattroPro с помощью Skype™
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от ALEX_VI
каравелла (три мачты: фок-мачта с прямыми парусами, остальные – с латинскими);

Каравелла - высокобортное однопалубное 3-,4-мачтовое судно с высокими надстройками на носу и корме, водоизмещением 200-400 т. Обладало хорошей мореходностью и широко использовалось итальянскими, испанскими и португальскими мореплавателями в XIII-XVII вв. На каравеллах совершили свои знаменитые плавания Христофор Колумб и Васко де Гама.

Корвет - Корабль парусного флота XVIII- середины XIX в., предназначавшийся для разветки, посыльной службы, а иногда и для крейсерских действий. В первой половине XVIII в. 2-мачтовое, а затем 3-мачтовое судно с прямым парусным вооружением, водоизмещением 400-600 т. с открытыми (20-32 орудий) или закрытими (14-24 орудий) батареями.

Последний раз редактировалось QuattroPro, 04.02.2009 в 15:55.
   
__________________


Ответить с цитированием
Старый 04.02.2009, 14:47   #5
Геймер Новичок
 
 Аватар для ALEX_VI
 
Отсутствует :(

Регистрация: 01.02.2009
Сообщения: 30

Репутация: 31   Добавить отзыв для ALEX_VI

Отправить сообщение для  ALEX_VI с помощью ICQ
По умолчанию

Авизо (от итал. aviso — уведомление) — название небольших легких судов, применявшихся со времен Древнего Рима до XX века для разведывательной и посыльной служб во флотах многих европейских государств.

Актуария (navis actuaria, actuarium) — легкое быстроходное беспалубное судно, приводимое в движение веслами или парусом.
В эпоху Древнего Рима актуарии использовались в военных флотах как вспомогательные (разведывательные, дозорные, посыльные, транспортные). Их часто можно было видеть и в составе пиратских флотилий.
На актуарии было не менее 18 весел. К этому классу относился и заимствованный у греков акат (акатий).

Бирема (VIII–I вв. до н.э.) — гребное военное судно со вспомогательным парусным вооружением, с двумя рядами весел, длиной корпуса до 30 метров, шириной около 5 метров и осадкой в полном грузу около полуметра. Использовалось в Древней Греции и Риме. Уключины весел верхнего ряда опирались на выступающие брусья, а нижнего ряда — проходили через отверстия в бортах, закрытые кожаными манжетами, служившими для предотвращения попадания воды внутрь судна. Гребцы верхнего ряда сидели на палубном бимсе, а нижнего ряда — на скамьях в трюме. Для возможности быстрого перемещения воинов по судну во время боя посредине биремы от носа до кормы проходила платформа — катастрома. Основным вооружением биремы, как и многих судов того времени, был подводный таран, закрепленный на форштевне. При переходах на подъемной мачте поднимался прямоугольный парус.
Уже в ходе Первой Пунической войны выяснилось, что биремы не могут эффективно бороться против карфагенских пентер с высоким бортом, защищенным от таранного удара множеством весел. Для борьбы с карфагенскими кораблями римляне начали строить квинкверемы. А биремы и либурны на протяжении следующих веков использовались для дозорной, посыльной и разведывательной службы, либо для боевых действий на мелководье. Также биремы могли эффективно применяться против торговых и боевых однорядных галер (как правило, пиратских), по сравнению с которыми были куда лучше вооружены и защищены.

Бриг — двухмачтовое парусное судно с грот- и фок-мачтами, на котором на грота-рее не было грота, а нижняя часть грот-мачты была вооружена как бизань-мачта.
Бриг с сухим грота-реем. На месте обычного грота-рея находился сухой рей и грота-трисель (или косой грот), который, как и бизань судна с полным вооружением, имел гафель и гик. Однако этот парус был больших размеров, чем обычная бизань. Переднюю шкаторину триселя крепили к сегарсам, одетым на грот-мачту, по которой они двигались вверх и вниз. Задние ванты от топа мачты до юферсов были оклетневаны, чтобы предотвратить перетирание грота-триселя, а задние фордуны поставлены на тали.
Бриг как тип судна создан на основе малой бригантины и шнявы. Бригантина в первой половине века имела только фокмачту с прямыми парусами и грот-мачту с одним косым. Около 1760 года на грот-стеньгу был поставлен легкий прямой парус, а затем прямые паруса на реи грот-стеньги и грот-брам-стеньги. Название «бриг» вместо «бригантины» стало все чаще встречаться и в литературе XVIII века; используются оба наименования для одинаковых объектов. В военном флоте бриг с 1770 года стал применяться для разведывательных целей. Суда. же, специально вооруженные такелажем шнявы и брига назвали гермафродитами.
Бриг обозначает разбойник от слова "Brigand". Точнее, от него произошло название бригантины, а бриг - укороченный вариант этого названия, который стали использовать по отношению к двухмачтовику с прямым парусным вооружением.

Галеас — судно типа галеры, но примерно в 1,3 раза длиннее, шире и выше, входившее в составы флотов ряда европейских стран в XVI–XVII веков. Впервые 4 галеаса были использованы венецианцами в битве при Лепанто в 1571 году.
Изготовленные из дуба, они были массивны и тяжелы на ходу. Как и галеры, галеасы были оборудованы надстройками на носу и корме, огражденными высоким и прямым фальшбортом с бойницами для стрельбы из ручного оружия. Парусное вооружение состояло из трех мачт с латинскими парусами. Под палубой галеаса размещались жилые и хозяйственные помещения. Первоначально галеасы имели таран и развал бортов наружу для лучшего размещения весел, то есть по типу галер. Позднее, в связи с тем, что веслами стали пользоваться лишь при слабом ветре и в бою, носовую часть стали делать как у парусных судов, а борта заваливать внутрь корпуса. Весла были длиннее галерных, дальше отстояли друг от друга и приводились в движение шестью-восемью и даже десятью гребцами. Экипаж насчитывал 700–750 человек, но были галеасы с экипажем до 1300 человек.
Вооружение галеаса примерно в пять раз превышало таковое у галеры. Оно располагалось: на носу две 50-фунтовые (19 см) пушки, по сторонам которых стояли две 14-фунтовые (12 см) полукулеврины, два камнемета и два 6-фунтовых (9 см) фалькона. На корме помещались две 30-фунтовые (16 см) полупушки, две 14-фунтовые полукулеврины и два 3-фунтовых (6 см) фальконета. По бортам располагались по восемь 20-фунтовых (14 см) пушек и четырнадцать фунтовых кулеврин.

Галеон — наиболее совершенный тип парусного судна XVI-го века. Галеон появился в результате модификации каракки. Первое упоминание о нем относится к 1535 году. Конструкторы сохранили форму кормы (или полуюта), но убрали высокий бак, чтобы улучшить маневренность корабля. В дальнейшем галеон становится основой флотов испанцев и англичан. Форштевень, сильно изогнутый и вытянутый вперед, имел украшения и по форме напоминал форштевень галер. Длинный бушприт нес парус — блинд. Носовая надстройка была отодвинута назад и не нависала над форштевнем, как у каракки. Кормовая надстройка, высокая и узкая, размещалась на срезанной корме. Надстройка имела несколько ярусов, в которых размещались жилые помещения офицеров и пассажиров. У сильно наклоненного ахтерштевня был транец выше грузовой ватерлинии. С задней стороны кормовая стенка надстройки украшалась резьбой и балконами.
Длина испанских галеонов составляла около 100 — 150 футов, а ширина 40 — 50 футов. Грузоподъемность галеонов, ходивших в Атлантический океан, была равна примерно 600 тонн. Манильские галеоны были крупнее, шире, грузоподъемность некоторых достигала 2000 тонн. Через некоторое время в конструкцию корабля снова ввели бак, что увеличило высоту тщательно разработанной декоративной кормовой надстройки. Из-за этого, а также небольшой осадки, более поздние галеоны стали довольно неустойчивыми и громоздкими.
В зависимости от водоизмещения галеоны строились с числом палуб от двух до семи. Борт судна от киля к грузовой ватерлинии имел большой развал, а к верхней палубе — завал. При этом решалось несколько задач: увеличивалась грузоподъемность, затруднялся переход с судна на судно во время абордажа, повышалась остойчивость, так как орудия перемещались ближе к диаметральной плоскости судна и тем самым уменьшался кренящий момент; смягчалась сила удара волн о борт, поскольку волна отражалась вверх, и корпус не испытывал ее прямого удара.
Среди недостатков галеона следует отметить низкую скорость, трудность управления и неспособность идти прямо против ветра или в крутой бейдевинд. Пиратские корабли были более быстроходными и отличались хорошей маневренностью, но размеры галеона и наличие многочисленной тяжелой артиллерии делали прямую атаку на него довольно трудной задачей.
Испанцы использовали тяжеловооруженные галеоны для перевозки больших грузов на дальние расстояния. Каждый год один или два манильских галеона перевозили ценные восточные товары из Филиппин в Акапулько (Мексика). Ежегодно Казначейский флот вывозил перуанские и мексиканские ценности из Карибского моря в Испанию.
Английское слово «galleon» обычно применяли лишь к испанским кораблям. Это можно объяснить лишь своеобразной причудой. Англичане и другие северные нации строили аналогичные корабли, но не называли их галеонами. Впрочем, сами испанцы редко пользовались словом «галеон», обычно они называли этот тип корабля «нао» (nao) или «навио» (navio).
Как бы его не называли, галеон был крупным, добротно построенным военно-купеческим кораблем с двумя или тремя палубами. Большинство галеонов имело три мачты, с квадратными парусами на передней мачте, треугольным парусом на бизань-мачте и небольшим квадратным парусом на высоко поднятом бушприте. На самых крупных галеонах иногда ставили четыре мачты.
Некоторые историки приписывают авторство конструкции галеона сэру Джону Хоукинсу, но, возможно, галеон был создан в Испании независимо от него. «Golden Hind» сэра Фрэнсиса Дрейка был небольшим галеоном. Когда Испанская Армада в 1588 году подошла к Англии, в сражении с обеих сторон участвовали крупные галеоны. Для военно-морских сил Англии, Франции, Голландии и Швеции галеоны строили примерно до середины XVII века.
На вооружении ранних галеонов было до 30 орудий калибра от 3-фунтовых (6 см) до 50-фунтовых (19 см) и значительное количество (до 100) переносных мушкетонов для стрельбы через бойницы с галереи кормовой надстройки и верхних этажей носовой надстройки. Именно на галеоне впервые орудия были установлены и над, и под главной палубой, что привело к появлению батарейных (пушечных) палуб: орудия стояли по бортам и стреляли через порты. Вследствии этого были значительно сокращены помещения для перевозки грузов. На поздних галеонах количество артиллерии было увеличено до 50 — 80 орудий.
Имея общие конструктивные элементы, галеоны разных стран отличались друг от друга, иногда весьма существенно. Для иллюстрации этого приведены три корабля, построенные в конце XVI века:
- шведский адмиральский галеон «Адлер»: водоизмещение 1500 тонн, длина 64 метра, ширина 14,2 метра, высота грот-мачты и длина грота-рея около 34 метров; корабль имел шесть палуб, корма возвышалась над килем на 21 метр, экипаж состоял из 1050 человек: 400 матросов, 500 солдат и 150 канониров;
- датский галеон;
- голландский галеон.
При усовершенствовании парусности и артиллерии последняя становилась сильным оружием: сконцентрированная бортовая батарея давала возможность направить мощный залп по неприятелю. Большей частью, после артиллерийского поединка бой кончался сдачей полуразрушенного и обессиленного противника еще до абордажа. Поэтому уже в 1530 году впервые осуществили мысль о защите броней надводной части корабля от пробоин, а также с целью предохранить экипаж от губительного действия артиллерийских снарядов. Так в Ницце, по инициативе рыцарей ордена Иоанна Иерусалимского, каракка «Santa Anna» была защищена броней из свинцовых плит, прикрепленных к бортам медными болтами. После этого сведений о защите кораблей броней не имеется до конца XVIII века. Очевидно это связано с тем, что живучесть деревянных парусных кораблей XVII и XVIII веков при стрельбе по ним ядрами была довольно большая и для потопления корабля требовалось большое число попаданий, в то время, как броня сильно утяжеляла корабль, резко снижая его мореходные качества.

Карамуссал — турецкое купеческое судно, напоминающее галеон, с четырьмя парусами и высокой кормой. Карамуссалы были сравнительно быстроходными, самые крупные могли перевозить до 900 тонн груза. Карамуссалы, в основном, ходили в восточной части Средиземного моря в XVI–XIX веках.

Последний раз редактировалось dima12, 05.02.2009 в 14:02.
    Ответить с цитированием
Старый 04.02.2009, 15:26   #6
Геймер Новичок
 
 Аватар для ALEX_VI
 
Отсутствует :(

Регистрация: 01.02.2009
Сообщения: 30

Репутация: 31   Добавить отзыв для ALEX_VI

Отправить сообщение для  ALEX_VI с помощью ICQ
По умолчанию

Галеот — парусное судно, впервые появившееся у голландцев. В основном он был полуторамачтовым, но иногда встречались и одно- и трехмачтовые галиоты. Несли они разное парусное вооружение.
Во второй половине XVIII века галеот был широко распространен и в районе Балтийского моря. Грот-мачта судов этого типа в верхней части была наклонена вперед на голландский манер. На ней несли марсель и маленький брамсель, а на гафеле или шпринтове грота-трисель значительной величины. Мачта имела 4–5 вант, а ее штаг крепили к форштевню и шпору бушприта. Маленькая бизань-мачта несла небольшой бизань-трисель с гафелем и гиком. Корма галеота была круглой, поэтому для крепления гика-шкота выдвигали выстрел. Штаг этой мачты вперед вели лишь немного; в верхней трети он заканчивался блоком, через который проводили мантыль-тали. Коренной конец этих талей крепили на обухе левого борта, а второй конец на правом борту заканчивали талями на лонгтакель-блоках. Фока-стаксель вели к штевню, а внутренний кливер ходил по кливер-лееру. Внешний кливер на прикрепленном к бушприту утлегаре был летучим.

Галера — низкобортное гребное судно с палубой, в основном, не по всей длине, с удлиненным корпусом (отношение длины к ширине у купеческих галер около 5:1, у военных — около 8:1), с хорошими ходовыми качествами под веслами. Скорость хода галеры под веслами доходила до 8 узлов. Галера имела парусное вооружение, применявшееся в небоевой обстановке. Во время боя галера приводилась в движение только веслами. Для несения парусов на галере устанавливалось от одной до трех мачт. Паруса латинского типа крепились к реям, длина которых иногда достигала длины корпуса. Главная мачта проходила сквозь палубу и прочно крепилась к килю и корпусному набору. Носовая и кормовая мачты крепились только к палубе. Кормовая мачта чаще всего использовалась для несения флага.
Палуба галеры имела форму свода, и под ней в трюме размещались провизия, вода и снабжение для ближнего плавания. Выше палубы по середине корпуса с носа до кормы шел помост — куршея. По сторонам куршеи с каждого борта располагались скамейки (банки) шириной 0,3–0,5 метра. В большинстве случаев на каждое весло приходилось от 3 до 5 гребцов. Ногами гребцы упирались в специальный брус. Валки весел наполняли свинцом для уравновешивания. К валкам крепились скобы по числу гребцов. Длина весел доходила до 12–15 метров, из которых 9–11 метров выступали за борт.
Корпус галеры имел развал борта у палубы для использования длинных весел без увеличения ширины судна. Борт имел выступ, образуемый рядом поставленных по длине корпуса кронштейнов, которые соединялись продольной доской. По краю этого выступа шел продольный брус (постис), на котором крепились уключины весел. В кормовой оконечности на петлях ахтерштевня навешивался руль.
Галеры получили широкое распространение на Средиземном море, где частая безветренная погода в летние месяцы затрудняла плавание судов, оснащенных одними парусами. В Атлантическом океане галеры встречались редко. Они мало подходили для использования на огромном морском пространстве в условиях, когда сильное волнение и неблагоприятная погода являются скорее правилом, чем исключением.
Купеческие галеры, используемые в древние века для перевозки ценных грузов, имели глубокий, округлый корпус. Более легкие военные галеры были плоскодонными, с длинным и узким корпусом. В бою они применялись для быстрого (со скоростью до 7–8 узлов) броска на короткое расстояние, чтобы протаранить вражеский корабль или подойти вплотную к нему. В морских сражениях на Средиземном море примерно с 850 года до н.э. и до XVI века галеры были наиболее часто используемыми военными кораблями. Последний раз их использовали во время русско-шведской войны 1809 года.
Начальник гребцов (комит) находился на корме рядом с капитаном. Два его помощника (подкомита), вооруженные бичами, размещались один в середине куршеи, другой в носовой части. Начало хода комит, после команды капитана, объявлял свистком, что немедленно повторялось подкомитами. Гребцы, носившие общее название шиурма, должны были одновременно браться за весло, так как запаздывающий, помимо удара бичом, получал еще удар веслом от сидящего сзади гребца.
Гребля — трудное дело. От равномерного движения весел зависит скорость хода судна. Поэтому на галерах имелись музыканты, задававшие ритм работы.

Датский боевой корабль. В конструкции корпуса датского военного корабля явно просматривается влияние норманского драккара и ганзейского когга. Судно имело обшивку внакрой, резко скошенный форштевень, навесной руль. Мачта ставилась посередине и удерживалась вантами. Рей, опускавшийся на палубу, нес большой прямоугольный парус, на котором можно было брать рифы, то есть уменьшать площадь паруса, подвязывая его нижнюю шкаторину рифштертами.
На брусе форштевня крепился треугольный помост с зубцами. Боевая палуба занимала около половины длины судна и поднималась над основным корпусом на стойках. Форштевень и ахтерштевень украшались стилизованными украшениями животных. Корабль был палубным. На люке трюма помещали шлюпку. На мачте выше рея крепили «воронье гнездо» для наблюдателей и лучников, клотик мачты обычно венчало изображение креста. Суда такого типа входили в состав датских боевых дружин в XIV веке.

Джонка. Китайские и японские джонки известны с глубокой древности. Они были более совершенны, чем суда европейцев аналогичного периода. Судостроение Китая, по мнению многих историков, зародилось раньше, чем в Египте. На своих судах они совершали и дальние плавания. До наших дней дошли довольно достоверные сведения о плавании китайцев в заморскую страну Фузан, которая по описанию очень напоминает Мексику. Это было за несколько тысячелетий до н.э. В Китае было создано более 300 видов джонок, неказистых с виду, но исключительно мореходных. Сохранившиеся и поныне, они поражают своей добротностью, вместительностью и практичностью. Все они — вне зависимости от назначения — конструктивно были очень похожи: плоское днище, вертикальные борта корпуса, слегка заостренный нос, тупая, обрубленная корма с каютами и рейковые паруса, плетенные из тростника.
В XIII веке венецианский купец Марко Поло писал: «Судно устроено из ели, имеет палубу, на ней находится около шестидесяти кают... Имеет один руль и четыре мачты... Прямоугольные паруса джонок изготавливались из циновок. Для управления служил стационарный руль. Корпус был плоскодонный с вертикальными бортами, слегка заостренным носом и высокой кормой.»
Как и в Европе, на скулах возле форштевня часто рисовались глаза. Надстройки в корме несколько выступали за корпус. В них размещался экипаж, находилась провизия. Упоминаются джонки, вмещавшие до тысячи человек. Конструкция джонки настолько рациональна, что почти без изменений просуществовала до нашего времени. По своим формам, которые не менялись сотни лет, эти джонки были наибольшими морскими судами Китая. Они совершали торговые рейсы до гаваней Персидского залива и Красного моря. Свое наименование они получили по месту постройки и наиболее часто перевозимому грузу. В горных районах провинции Фукиен рубили много деловой древесины, которую в плотах сплавляли по Фучжоу. Здесь стволы (столбы) связывали и снаружи борта крепили на джонках, построенных на местных верфяж. Таким образом древесину переправляли в Шанхай и другие места Китая.

Драккар (VIII-Х вв.) — гребно-парусное беспалубное судно длиной до 40 метров, шириной около 6 метров, со съемной мачтой высотой 12 метров, на которой поднимался прямоугольный парус площадью 70 метров.
Корпус изготавливали из досок, соединенных внакрой. Тридцать четыре пары весел длиной 5,5 метров пропускались через отверстия в фальшборте. Команда, при переходе в открытое море, была разделена на две вахты. Судно управлялось одним рулевым веслом с коротким поперечным румпелем, установленным на правом борту.
Мореходные качества судов были хорошими. Массивные загнутые штевни украшались изображениями голов воинов и фантастических животных, например драконов.
В 1880 году удалось реконструировать найденную вблизи фермы Гекстеда ладью викингов. В 1893 году вновь построенное судно (длина — 23,8 метров, ширина — 5,1 метров, водоизмещение — 28 тонн) с экипажем в 13 человек за 40 дней под парусом совершило переход из Норвегии в Чикаго.

Дромон — боевой корабль, пришедший на смену биремам и либурнам. Впервые дромон был спущен на воду около VI века н.э. и продержался, в нескольких разновидностях, до XII века. Об этом судне у нас мало сведений. После падения Западной Римской империи борьба за господство на Средиземном море велась уже между Византией и Арабским миром. Главным видом кораблей в ту эпоху стал дромон, причем с обеих сторон.
Одна византийская рукопись, датируемая 850-м годом, содержит гравюру, изображающую дромон того времени. Его конструкция напоминает конструкцию биремы с двумя ярусами гребцов. Дромон имел две мачты с латинскими парусами. Но самые первые суда этого типа имели один ярус гребцов, скорее напоминая либурну с одной мачтой. Позднее появились крупные двух- и трехмачтовые дромоны. Их длина варьировалаcь от 30 до 50 метров, ширина от 6 до 7 метров. На корме было два румпеля, у каждого борта свой. В плане они имели заостренную форму и были весьма быстроходны. Экипаж насчитывал, в зависимости от размеров корабля, от 100 до 300 человек. Существовал у византийцев и такой корабль, как хеладион, но о нем нам известно еще меньше, чем о дромоне. Киль дромона оканчивался, как и у биремы, погруженным в воду тараном, но главным его вооружением были катапульты, метавшие огненные снаряды на большое расстояние. От таранов противника дромоны были защищены металлической броней.
В носовой и кормовой части судна размещались приподнятые палубы для стрелков из лука. Мощные, тяжелые катапульты имели возможность кидать снаряды весом в 50 кг на дистанцию до 1000 метров. Вооружались дромоны также легкими огнеметами сифонофорами, которые заливали корабли противника жидкой горящей массой (так называемый греческий огонь), состоявшей из гудрона, серы и селитры, растворенных в нефти. При малейшем контакте с водой жидкость вспыхивала: такой пожар только разгорался при тушении водой и гасили его лишь вином, уксусом или песком. Точный состав этой смеси, как и конструкция вооружения, не дошли до нас.

Каравелла (нао) — судно, широко известное в истории мореплавания. На таких судах Христофор Колумб и Васко да Гама пересекли океан. Мореходные качества каравеллы, по сравнению с существовавшими в то время судами, были значительно выше. Скорость хода их достигала 14–15 узлов. По свидетельству одного моряка XV века «каравеллы отлично лавировали, поворачиваясь к ветру то одним, то другим бортом, как будто у них были весла». Особое значение имела легкость и маневренность каравелл в условиях океанских плаваний у неизвестных и слабо обследованных берегов.
Примечательно, что современники Колумба и да Гамы не различали каравеллы и каракки, называя и те другие словом «нао», что означало просто «корабль», подразумевая судно, способное к долгому морскому путешествию.
Первоначально каравеллы были легкими однопалубными кораблями водоизмещением в 50–70 тонн, длиной 20–30 метров, с тремя или четырьмя мачтами и латинскими парусами. Относительно высокие мачты и наличие бушприта позволили увеличить площадь парусов вдвое, что, естественно, сказалось на увеличении скорости хода. Латинские паруса на косых реях грот- и бизань-мачты позволяли судам ходить круто к ветру. Только фок-мачта несла четырехугольный прямой парус. Удачно была решена и конструкция корпуса каравеллы. При соотношении длины по килю к наибольшей ширине, равном 3:1, каравеллы обладали хорошей остойчивостью — качеством чрезвычайно важным, если учесть, что им приходилось выдерживать свирепые атлантические штормы. Обшивка этого корабля, набрана не внакрой, подобно черепице на крыше дома, как это делали раньше, а вгладь: одна доска вплотную к другой. И хотя такой способ обшивки знали и прежде, тем не менее заслугу его изобретения приписывают корабелу из Бретани по имени Жюлиан, который назвал этот способ «карвель», или «кравеель». Название обшивки позже перешло в наименование типа судов — каравелла.
Во второй половине XV века первоначальный тип каравелл значительно изменился. Появились каравеллы с прямыми парусами, которые ставились на фок- и грот-мачтах в два яруса. Латинский парус остался только на бизани. В XVI веке отказались от поперечных связей корпуса, устанавливавшихся поверх наружной обшивки борта в помощь внутренним шпангоутам. Эти брусья тормозили ход судна и создавали на волнении брызги. Кроме того, конструкция корпуса была недостаточно прочной в штормовую погоду, и иногда экипажам судов приходилось скреплять ее в море, стягивая корпус тросами. Матросы были постоянно заняты ремонтом — заменой досок корпуса, конопаченьем швов, починкой такелажа и парусов и т. д.

Каракка (или «нао») — парусное судно, широко распространенное в XVI веке, впервые появивилось в Португалии в начале XV века. Каракки применялись в качестве и военных и торговых судов. Первоначально грузоподъемность их варьировалась от 200 до 600 тонн, длина до 50 метров и ширина до 14 метров. Португальские каракки, ходившие в Ост-Индию, были грузоподъемностью уже до 900 тонн при водоизмещении 1600 тонн и имели пассажировместимость 600–700 человек, а грузоподъемность каракк поздних построек достигала 1200 тонн. Для своего времени каракки имели очень мощное вооружение 30–40 пушек, что при хороших ходовых качествах делало их чрезвычайно опасными противниками для любого современного им судна.
Каракка была трехмачтовым двухпалубным судном с полным и высоким корпусом, с вырезанным в кормовой части лацпортом. Форштевень, загнутый в верхней части вперед, поддерживал большую треугольную двухъярусную надстройку. Корма была круглой и полной, заканчиваясь вверху прямоугольной стенкой надстройки. Длинный бушприт с сильно поднятым над водой концом нес закрепленный под ним парус — блинд. Паруса на мачтах устанавливались в два яруса.
Испанцы и португальцы использовали его для дальних торговых рейсов в Индию, Китай и Америку. Как и трехмачтовые каравеллы, каракки оснащались квадратными парусами на передней и главной мачтах и латинским (треугольным) парусом на корме. Однако они были крупнее, шире и более прочные, чем каравеллы, и имели очень высокий носовой и кормовой кубрики. Совершенно неверно считать (как утверждают некоторые современные источники), что каракки были предшественниками более совершенных каравелл. Наоборот, каракка была более современным типом судна. С течением времени каракки были замещены галеонами за счет более высокой маневренности, благодаря устранению высокого носового кубрика.
Сегодня одной из самых знаменитых каракк можно назвать флагманский корабль Колумба «Санта Мария». В популярной литературе ее часто назвают каравеллой, однако это была именно каракка, хотя современники Колумба называли такие корабли «нao», что означало просто «корабль», подразумевая при этом большой корабль, пригодный для долгого морского путешествия.
Венецианская каракка начала XVI века имела длину 30 метров, ширину 10 метров, высоту борта 6,5 метров, грузоподъемность более 600 тонн и четыре мачты. На фок-мачте и первой грот-мачте были прямые паруса, на второй грот-мачте и бизани — косые. На мачтах устанавливались большие площадки — марсы для размещения арбалетчиков и стрелков из огнестрельного оружия. Чтобы облегчить управление судном, была улучшена проводка стоячего и бегучего такелажа, ванты снабжены выбленками (ступеньки веревочной лестницы), впервые появившимися на кораблях северных стран. Экипаж — около 100 человек.
Естественно, все морские разбойники надеялись захватить ост-индскую каракку, перевозившую золото, драгоценности и редкие восточные товары. Но один пиратский корабль был бессилен против этого гиганта, пушки которого могли отразить нападение даже большой эскадры. В 1587 году сэр Фрэнсис Дрейк случайно захватил тяжело груженую каракку «Сан Филлип». Приблизившись к нему без опознавательных флагов, Дрейк обозначил себя, когда подошел настолько близко, что пушечные ядра с каракки без вреда пролетали над верхушками мачт его небольших кораблей.
В 1592 году четыре английских корабля захватили каракку «Мадре Де Диос» лишь после яростного боя. Два года спустя каракка «Синко Чагас» в одиночку отразила нападение мощной эскадры графа Камберленда.

Кеч (гукер) — двухмачтовое судно с грот- и бизань-мачтами. На передней половине судна мачты не было. Название его зависело от назначения: для военного флота — кеч, для торгового — гукер. Парусное вооружение кеча и гукера было одинаковым.
Первоначально гукеры строились в XIII–XV веках в Нидерландах как рыбачьи лодки. Позднее в XVI–XVII веках их размеры увеличились, и они использовались во многих странах Северной Европы как военные транспортные суда. Иногда для самообороны на гукеpe устанавливали 8–10 небольших пушек. Судно имело две мачты и несло сверхдлинный бушприт, на котором крепились грот-стень-стаксель, кливер и бом-кливер. На грот-мачте поднимали трисель со свободной нижней шкаториной (без гика), а над ним марсель и брамсель, на бизань-мачте — бизань и крюйсель. Большие гукеры имели три мачты, грузоподъемность их достигала 200 тонн, они вмещали до 300 человек десанта. Экипаж состоял из 70 человек.
В военных флотах существовало два вида судов с вооружением кеча: бомбардирские кечи и яхты с вооружением кеча.

Бомбардирский кеч
Бомбардирский кеч был длиной 60–80 футов, представлял собой очень мощное судно с одной или двумя бомбардами, установленными перед грот-мачтой. Артиллерийское вооружение состояло из четырех 68-фунтовых и шести 18-фунтовых карронад. Изобрел этот кеч француз М. Рейно. (М. Reyneau) Впервые кеч был применен при обстреле Алжира.

Яхта с такелажем кеча
Данный тип судна использовался как транпортное средство для принцев, послов и других высокопоставленных лиц. По рангу яхт она занимала второе место. К первому рангу относили яхту с полным вооружением, которая могла принадлежать только суверену, в то время как другим официальным и богатым частным лицам разрешалось иметь только одномачтовые яхты.

Когг — высокобортное одномачтовое палубное судно длиной до 30 м (по ватерлинии — 20 метров), шириной до 8 метров, осадкой — 3 м, и грузоподъемностью до 200 тонн. На мачте, составленной из нескольких собранных и подогнанных в единый ствол бревен, поднимался один рейковый прямоугольный парус площадью 150–200 м2. Борта были выпуклыми (по-древнегермански Kugg — значит выпуклый), штевни прямые, скошенные к линии киля. Кормовая надстройка (ахтеркастль) была конструктивно связана с корпусом. На ахтерштевне крепилась платформа с зубчатым ограждением. Кормовая площадка занимала около половины длины судна. Под ней располагалось помещение, имеющее вход с палубы, и каюты, в бортовых стенках которых иногда прорубались окна. Форштевень заканчивался наклонной мачтой – бушпритом, служившим для растяжки паруса спереди.
Во второй половине XV века ганзейский когг получил дальнейшее развитие. Появились когги двухмачтовые, а позже и трехмачтовые. Их водоизмещение составляло уже 300 — 550 тонн. Для защиты от нападения пиратов и кораблей неприятеля Ганза имела на торговых судах арбалетчиков и несколько бомбард. С начала XVI века кроме торговых строились военные когги, которые конвоировали торговые суда на переходе морем. На них устанавливали 20 и более бомбард, уложенных на деревянные лафеты. Длина военных коггов была 28 метров, ширина 8 метров, осадка 2,8 метров, а водоизмещение 500 тонн и более. На корме и в носовой части как торговых, так и военных коггов по-прежнему располагались сильно развитые надстройки. Немного наклоненная к носу фок-мачта и грот-мачта несли по одному прямоугольному парусу, а бизань — косой парус. На Средиземном море иногда встречались двухмачтовые когги с косыми парусами.

Последний раз редактировалось dima12, 05.02.2009 в 14:00.
    Ответить с цитированием
Старый 04.02.2009, 22:51   #7
Геймер Новичок
 
 Аватар для ALEX_VI
 
Отсутствует :(

Регистрация: 01.02.2009
Сообщения: 30

Репутация: 31   Добавить отзыв для ALEX_VI

Отправить сообщение для  ALEX_VI с помощью ICQ
По умолчанию

Лембос — это небольшая галера, отличавшаяся повышенной быстроходностью. Такие корабли использовались иллирийскими пиратами во времена Тевты, Деметрия Фаросского, Сердилаида и Гентия. Незадолго до 200 года до н.э. Филипп V Македонский принял решение о создании специальной эскадры, предназначенной для шпионажа, внезапных нападений и транспортировки войск. Флот Римской империи включал в себя либурны, весьма напоминавшие корабли иллирийцев.
Достоверных сведений о форме лембоса нет. Известно лишь, что такие корабли имели острый нос. На них располагалось от 15 до 50 гребцов на одном или двух рядах скамей. Боевые лембосы имели впереди некое подобие тарана. Они врезались в строй вражеских кораблей, нарушая их порядок, срывая тактические замыслы, ломая весла.

Либурна (III–I века до н.э.) — древнеримское военное гребно-парусное судно с тридцатью парами весел, скопированное римлянами с греческой триеры. Основным нововведением был абордажный мостик. Корпус судна имел острые обводы, длину около 30 м, ширину около 5 м и водоизмещение до 80 тонн. Либурна принимала на борт, включая команду, до 120 человек. Либурна послужила прототипом галеры, нашедшей широкое применение практически во флотах всех европейских стран в период с VII по XVIII века.
Наряду с мореходными либурнами римляне строили много различных типов речных либурн, которые использовались в боевых действиях и при патрулировании Рейна, Дуная, Нила. Если учитывать, что 20 даже не очень крупных либурн способны принять на борт полную когорту римской армии (600 человек), то станет ясно, что соединения маневренных либурн и бирем представляли собой прекрасное тактическое средство быстрого реагирования в речных, лагунных и шхерных районах при действиях против пиратов, неприятельских фуражиров и в беспорядке переправляющихся через водные преграды варварских отрядов.

Люгер имел две, иногда три мачты. Третью мачту ставили на корме и гик выдавался за нее. Бушприт был поставлен почти горизонтально.
Родиной судов с двумя мачтами и рейковым вооружением люгера была Бретань. В XVIII веке их называли «шас-маре» (франц. chasse-maree — «охотники за приливами»). Они были с круглой кормой, беспалубные, не длиннее 15 метров и значительно меньше трехмачтовых люгеров (до 25 метров). «Шас-маре» XVIII века на обеих мачтах несли только по одному люгерному парусу. Передняя мачта стояла на месте соединения киля с форштевнем. Грот-мачта, находившаяся в середине судна, была очень сильно наклонена назад. Большие и часто трехмачтовые люгеры имели палубу, транцевую корму и несколько парусов.
Военные люгеры наряду с люгерными парусами и топселями несли также и брамсели, поставленные на «летучее» удлинение столбового топа мачты. В то время, как «шас-маре» XVIII века не имели бушприта, люгеры несли 1–3 стакселя. Люгерные же паруса имели трапециевидную форму и были присоединены к рейкам. Реек подвешивали с помощью стропа, прикрепленного к нему на ⅓ его длины, считая от нижнего нока, а не посередине, как было на других судах. Мачты несли стеньги, прикрепленные к задней стороне топа мачты железными бугелями. К стеньгам иногда подвязывали дополнительные деревья, которые и несли брамсели. Такелаж люгерных парусов был очень простой: фалы — основной и верхнего нока и брасы. Топсели иногда имели гитов, а нижние паруса — галс и шкот и добавочную парусину — бонет.
Парус на третьей мачте называли «бротвинер» (нем. Brotwinner). Шкот этого паруса вели на гик, выступавший за корму. На больших люгерных парусах в необходимых случаях применяли опорные деревья (нем. Spreizbaum), пришедшие из немецкого парусного судоходства. Это шесты с вилкой на конце, которую вставляли в люверс риф-банта на боковой наветренной шкаторине паруса. Другой конец шеста ставили на палубе в специально выдолбленную деревянную опору или подвязывали к мачте либо к релингу. Ванты мачт набивали талями.
Люгеры были быстроходными парусниками и в «Английском канале» (ныне пролив Ла Манш) часто использовались для контрабанды. «Шас-маре» в основном французские суда, а люгеры — английские. Во французском военно-морском флоте люгеры были введены в штатное расписание в 1760 году.

Неф (хулк). Суда этого типа называли по-разному: нефы, бузы, килсы, хулки. Отличительными внешним признаком нефов являются округленные в носовой части и прямые в корме высоко поднятые штевни. Речь идет о судах с одной мачтой. Применение навесного руля позволило уверенно ходить галсами. Этому помогало увеличение осадки и грузоподъемности судна.
На судах появились бушприт, ванты с выбленками, якорь, по форме приближающийся к адмиралтейскому. Грузоподъемность такого корабля немного превышала 200 тонн. Галс-клампы, облицованные прочным деревом, служили для проводки галсов, которые представляли собой прочные тросы, в отличие от шкота не имевшие талей. Штаги и многочисленные снасти такелажа отнесены в корму. На нефе были асимметричные пристройки к кормовым и носовым надстройкам. Они делались, вероятно, в качестве дополнительных помещений для размещения рыцарей, использовавших подобные суда для крестовых походов. Ограждения надстроек украшались гербовыми щитами рыцарей.
В средние века военный и торговый флоты Венеции были самыми могучими и многочисленными на Средиземном море. В период крестовых походов (1096-1270) Венеция была основным поставщиком нефов, которые могли брать на борт до 1500 человек. В последующие века конструкция этих судов постоянно изменялась, и к началу XVI века венецианский четырехмачтовый неф имел вполне совершенную форму корпуса и значительные размеры: наибольшая длина 28,7 метров, длина по ватерлинии 25 метров, максимальная ширина 8,36 метров, осадка до 3 метров, водоизмещение около 600 тонн. Фок- и грот-мачты несли прямые паруса, вторая грот и бизань-мачта — латинские. Общая площадь парусов составляла более 770 квадратных метров. Такое парусное вооружение позволяло ходить довольно круто к ветру. Большие нефы в отличие от других судов имели несколько якорей (до 7) для предотвращения сноса во время стоянок.

Ост-индские торговые суда. В период с XV века до середины XVIII века грузоподъемность и размеры судов изменились мало: наибольшая длина судна увеличилась за это время с 55 до 65 метров, ширина с 14 до 16 метров. Зато площадь парусов возросла значительно: с середины XVII века судно несло в шесть раз больше парусов, чем суда времен Христофора Колумба или Васко да Гама. Кроме того, несколько изменился силуэт судна. Кормовая надстройка стала ниже, части палубы, расположенные на разных уровнях, постепенно слились в непрерывную палубу, а кормовая и носовая надстройки оказались соединенными новой палубой. В результате этих изменений корпус стал выше, стройнее и потерял так называемую «талию», то есть низкую среднюю часть.
Почти до конца XVIII века торговые суда вооружались тяжелыми пушками, хотя в значительно меньшем количестве, вследствие чего оно по виду почти не отличалось от меньшего по размерам военного корабля и таким образом могли ввести в заблуждение пиратов, более заинтересованных в нападении на торговое судно, сулившее и большую добычу и меньший риск при захвате.
Ост-индские торговые суда, строившиеся с середины XVII века в Голландии и предназначенные для плавания вокруг мыса Доброй Надежды, который первоначально назывался мыс Бурь, воплотили в себе лучшие качества судов типа флейт и пинас. При этом были пересмотрены конструктивные элементы корпуса в сторону облегчения его связей; взамен громоздких надстроек были созданы более простые; уменьшен объем декоративных украшений судна, что сократило его строительную стоимость. Было упрощено парусное вооружение: на фок- и грот-мачтах устанавливалось только по два ряда парусов, а бизань-мачта, кроме латинского паруса, несла один прямой парус — крюйсель. Сокращение количества парусов незначительно повлияло на скорость хода, но позволило уменьшить численность экипажа. Обычно в пути суда охранялись конвоем военных кораблей, и поэтому собственное артиллерийское вооружение их было небольшим. Пушки относительно малого калибра устанавливались только на закрытой батарейной палубе. Снижение численности матросов и артиллеристов сократило запас продуктов питания и повысило полезную грузоподъемность. Постепенно совершенствуясь, ост-индские суда просуществовали более двух веков. В качестве примера здесь приведены изображения судов XVII и XVIII веков.
Англичане также строили суда ост-индского типа, но более крупные и лучше вооруженные, чем голландские. Они продержались до начала XIX века в двух вариантах: на 700–1000 тонн и 1200–1400 тонн. Это были не очень быстроходные, но довольно широкие суда с высокими бортами, в которых были лацпорты для пушек, и невысокой скромно украшенной кормой с двумя рядами окон. Носовая оконечность стала проще, но осталась носовая фигура и небольшие украшения. Три мачты несли по четыре прямых паруса на реях, треугольный носовой парус (стаксель или кливер, в зависимости от места крепления) и косую гафельную бизань.
В этот период строились также вест-индские суда, курсировавшие через Атлантику. Они были меньше по размеру, чем суда рассмотренные выше, более скромно украшенные и имели низкий корпус с одним рядом окон на корме. Флейт и пинас постепенно были заменены фрегатом.
Дальнейшее важное изменение касалось вооружения судов пушками. Стремление увеличить полезную грузоподъемность судов и уменьшить на них численность экипажа, непосредственно не связанного с управлением судном, привело к полному отказу от вооружения судов. Так флот окончательно разделился на военные корабли и торговые суда, что оказало существенное влияние на дальнейшее формирование парусных судов. Защита торговых судов от нападений на них пиратов была возложена на военные флоты государств.
Суда, особенно военные корабли, окрашивались в этот период в разные цвета: нижняя часть корпуса — обычно в черный цвет, а верхняя часть в темно-желтый. Часто встречались также красные суда с несколькими черными или белыми полосами. Ряды лацпортов для пушек подчеркивали сверху и снизу белыми либо черными полосами. На бортах торговых судов, вплоть до последнего времени существования парусников, рисовались ряды ложных лацпортов.
История морского судоходства знает случаи, когда безоружностью торговых судов пользовались некоторые государства для подрыва морской торговли и нанесения экономического ущерба потенциальному противнику. В этой связи ниже приводится один пример:
«В 1862 году на одной из крупнейших английских верфей в Ливерпуле заканчивалась постройка крупнотоннажного корабля. На его борту вместо названия был нанесен только номер — „290‛. Таинственное назначение судна и его необычное оборудование заинтересовало американского консула. Нетрудно было определить, что строится военный корабль. Консул также разведал, что судно „№ 290‛ строится для южан.
В это время между южными и северными штатами шла война. Несмотря на демарши консула, представлявшего законное правительство северных штатов, британские власти, которые заявляли о своем нейтралитете, умышленно затягивали решение вопроса о наложении ареста на подозрительное судно. Кончилось тем, что завершив постройку, „№ 290‛ покинул верфь и вышел в открытое море.
Плавание проходило без особых осложнений, и вскоре судно достигло Азорских островов. Здесь его ожидали два британских корабля — „Агриппина‛ и „Багама‛, которые имели на борту полный комплект боевого оснащения. Судно „№ 290‛ вооружили и на его борту вместо прежнего номера появилось название „Алабама‛.
Командиром на корабль был назначен старый и опытный морской волк капитан Рафаил Семмес. Он сразу начал боевые действия, стремясь прорвать блокаду, установленную североамериканским флотом у берегов южных штатов.
В качестве главного двигателя на корабле была установлена паровая машина. Это позволяло „Алабаме‛ быстро нагонять и топить парусники северян. В течение двух лет пират уничтожил 66 больших и малых судов северных штатов. „Алабама‛ делала еще одно черное дело — перевозила через Атлантический океан „живой товар‛, то есть чернокожих невольников из Африки.
Пиратские действия Семмеса вызвали широкий протест общественности во всем мире. На борьбу с „Алабамой‛ были направлены военные корабли и 19 июня 1864 г. корвет северян „Кирсей‛ после тяжелого и упорного боя потопил „Алабаму‛.
Но история пирата „№ 290‛ на этом не закончилась. В Соединенных Штатах Америки общественность, возмущенная предательским поведением „нейтральной Англии‛, выступила с требованием о возмещении понесенных северянами убытков.
Дело рассматривалось международным трибуналом в Женеве. Целый год продолжалось судебное разбирательство. Вина английского правительства была полностью доказана
».

Пентера (II в. до н.э.) — крупное военное гребно-парусное судно длиной около 45 м с пятью рядами весел и двумя-тремя мачтами, на которых были установлены боевые марсовые площадки для размещения воинов, вооруженных луками. На переходе могли использоваться как весла, так и паруса. Во время боя передвижение производилось только с помощью весел. Управлялось судно двумя бортовыми рулевыми веслами. Гребцы трех верхних рядов размещались в закрытом кринолине — парандосе — на одном уровне. Каждым веслом управлял один гребец. Общее число весел — 250.
Изобретателями пентер были карфагеняне. Борт такого судна, защищенный большим количеством весел, был недоступен для таранного удара сравнительно легких римских бирем. Овладеть секретом строительства пентер римлянам помог случай — во время шторма одно судно было выброшено на итальянский берег и его использовали в качестве прототипа. Вскоре в Древнем Риме было построено более сотни аналогичных судов.

Пинас. B начале XVII века на севере Европы появился новый тип судна — пинас (пинасс, пинасса), несколько напоминавший флейт, но значительно отличавшийся от него менее вогнутыми шпангоутами и плоской кормой. Передняя часть корабля заканчивалась почти прямоугольной поперечной переборкой, простирающейся по высоте от палубы до полубака. Такая форма передней части судна просуществовала до начала XVIII-го века. Пинасс был длиной до 44 метров, имел три мачты и мощный бушприт. На грот- и фок-мачтах поднимали прямые паруса, на бизань-мачте — бизань и над нею крюйсель, а на бушприте — блинд и бом-блинд. Водоизмещение пинассов 150 — 800 тонн. Предназначались они в основном для торговых целей.
Первый русский боевой корабль «Орел» был пинасом.

Пинк (англ. pink) — промысловое и торговое судно XV–XIX веков с плоским дном, выпуклыми боками и узкой кормой; в Северной Европе имело 2, а на Средиземном море — 3 мачты с косыми парусами.
На Средиземном море пинки (от итальянского «pinco») были торговыми кораблями. Они напоминали шебеки, отличаясь от них большей высотой и более плоским дном.
На Балтийском море и в Атлантическом океане пинком (от голландского «pincke») называли любое небольшое судно с узкой кормой.
В XVII–XVIII веках в качестве торговых и военных кораблей использовались большие пинки с прямыми парусами. Многие капитаны ценили их за скорость и маневренность.

Пирога — морское каноэ; в отличие от обычных его изготовляли из двух долбленных стволов деревьев, затем складываемых вместе.
В XVI–XIX веках это было наиболее распростаненное прибрежное судно Карибских островов, Мексиканского залива и Южной Америки. Такелаж пироги был похож на такелаж двухмачтовой шхуны без бушприта. В XVIII веке такой вид вооружения был распростанен и на всем побережье Северной Америки, включая области устья Миссисипи и Гудзона. На лихтерах и паромах нью-йоркской гавани применяли такую же парусность. Английское слово Periagua на нью-йоркском слэнге превратилось в Perry-Auger.
От пирог туземцев произошел и плоскодонный кан — судно без киля, носовая и кормовая части которого были прикрыты палубой, грузоподъемностью до 25 тонн. В движение каны приводились веслами или двумя гафельными парусами, которые ставили на опускающихся мачтах. Отсутствующий киль заменяли бортовыми швертами.
Такое вооружение на ряде канонерских лодок применяли и ВМС американских штатов в XVIII- и начале XIX-го веков. Оно было очень простым и состояло из двух мачт, наклоненных одна вперед, а другая назад, причем фок-мачта стояла впереди в носу. Малые гафели несли большие трисели. Трисель гротмачты имел и гик. Между топами,грот- и фок-мачт находился четырехугольный стаксель. Применявшийся такелаж был ограничен только самым необходимым.

Поллака (поллакра). Двух- трехмачтовое судно, использовавшееся берберскими корсарами. Каждая мачта изготавливалась из одного ствола и не имела ни топа, ни салингов. Трехмачтовый вариант обычно нес латинские паруса на фок- и бизань-мачтах и прямые паруса на грот-мачте. Двухмачтовый вариант имел прямое парусное вооружение.

Русская боевая ладья представляла собой довольно большое судно, на котором размещались 40 и более человек. В силуэте русской ладьи угадываются очертания норманского драккара. Для увеличения вместимости к долбленому из целого дерева корпусу по бокам наращивались борта из досок. Суда с дощатой обшивкой внакрой назывались набойными, суда с обшивкой вгладь — насадами. Ладья несла большой холщовый парус, богато орнаментированный. Гребцы укрывались от солнца под навесом.
Уже к VI веку восточные славяне стали совершать свои плавания по Черному и Средиземному морям. Походы киевского князя Олега с дружиной в Константинополь в 907 году доказали мореходность славянских судов (большинство других походов, к сожалению, доказали высокую эффективность греческого огня, которым византийские дромоны отваживали буйных славян от Царьграда).
В «Повести временных лет» сообщается и о других морских походах. При князе Игоре русские дружины более чем на 500 судах плавали по Черному, Азовскому и Каспийскому морям, перетаскивая суда волоком из Дона в Волгу и обратно.

Сайк — одномачтовое или полуторамачтовое турецкое судно, которое в Леванте очень часто использовали для перевозки торговых грузов. На гравюре Рандона этот тип судна представлен достаточно детально. По своему парусносному вооружению сайк подобен гукеру. Его грот-мачта, стоявшая посередине судна, имела два прямых паруса с реями. Короткая бизань-мачта с реем и «сетти» — парусом и бушприт с блиндом. Фор-стаксель и кливер на гравюре отсутствуют, но для такого типа вооружения должны считаться нормальными. Сайки имели транцевую корму и по своим обводам были аналогичны самбукам Красного моря. Грузоподъемность их составляла 200–300 тонн, длина от 60 до 100 футов.

Сиамбеччино. Берберские рейдеры устанавливали на этих судах по несколько пушек и две мачты с латинскими парусами: односекционную грот-мачту, как на поллаке, и укороченную бизань-мачту.

Судно этрусков. Внешний вид этих судов воссоздан по изображениям на каменных надгробьях древнего захоронения, обнаруженного в центральной части Италии. Напоминая собой более поздние суда финикийцев, корабли этрусков отличались крутым изгибом штевней и имели много общего с более поздними судами североевропейских народов.
Как и впоследствии на судах викингов, весла этрусских кораблей проходили через отверстия в бортах, чем обеспечивалось удобное (низкое) положение гребцов и их защита высоким бортом. Кроме того, благодаря низкому расположению гребцов увеличивалась остойчивость корабля и, естественно, повышалась безопасность плавания. Зазоры между веслами и бортом закрывались короткими кожаными рукавами. Управлялось судно одним рулевым веслом с поперечным румпелем, закрепленным снаружи корпуса на правом борту. В средней части судна была установлена мачта, на которой поднимался прямой парус.
По верхним поясам обшивки корабля проходил декорированный орнамент в виде стилизованного изображения морской волны. Обшивка корпуса также имела декорированный орнамент. Ахтерштевень (акростоль) завершался украшением в виде рыбьего хвоста и украшался навешенными с обеих сторон щитами. Такие же щиты закреплялись на верхней части форштевня и по всему борту. В носовой части судна на уровне палубы устанавливался проемболон в виде головы барана — конструктивный элемент, защищавший корпус судна при ударе тараном неприятельского корабля. Металлический таран устанавливался примерно на уровне ватерлинии и крепился к килевой балке.

Тартана. Одной из первых наследниц шебеки стала тартана, которая появилась в XVI веке. Это было небольшое судно, довольно широкое, с латинскими парусами и седловатой палубой. Одно время это судно было очень популярно на Средиземном море. Тартаны имели четкие национальные различия. Известны французские, испанские и албанские тартаны, но все они имели нечто общее: длина, в среднем, 18 метров, ширина 5,3 метра. Отношение длины к ширине составляло 3,5:1. В начале эти корабли имели 2 мачты: фок-мачту и грот-мачту. К середине XVIII века некоторые тартаны стали строить трехмачтовыми: добавили бизань-мачту, а традиционный латинский парус заменили стакселем.

Триера (трирема). Античная триера — греческое военное судно (V в. до н.э.) с тремя рядами весел на каждом борту. Длина корпуса триеры 34–40 м, ширина по ватерлинии около 4,6 м, водоизмещение 80–100 тонн. У римлян триера называлась трирема. Триера имела дополнительное парусное вооружение с двумя мачтами, которые вместе с парусами убирались перед боем.
Скорость хода под парусом составляла 5 узлов. Управлялось судно двумя рулевыми веслами, расположенными побортно в кормовой части. К форштевню крепились два тарана — надводный и подводный, которые представляли собой длинные и острые бивни, предназначенные для пробивания борта неприятельского судна; тогда это было самое действенное и разрушительное оружие. Фальшборт в носовой части выполнялся в виде решетки. Стойки леерного ограждения устанавливались на кринолине и верхней частью упирались в привальный брус. Настил кринолина лежал на удлиненных бимсах, свободные концы которых поддерживались наклонными упорами. Триеры имели закрытую верхнюю палубу, под которой размещался трюм.
Из древних писателей никто не занимался специально или, по крайней мере, основательно морским делом. Поэтому в их произведениях лишь случайно проскальзывают отдельные сведения. Море, флот, корабли представлялись этим авторам делом обыденным, повседневным; писали они для своих современиков, хорошо знакомых с предметом, и поэтому не вдавались в детали. Изображения греческих и позднейших судов того времени, дошедшие до нас, далеко не так правдоподобны и тщательны, как рисунки судов египетской царицы Хатшепсут. Интереснейшие из греческих изображений, дошедшие до нас, сильно повреждены. Более подробные и точные сведенья об афинском флоте получены при раскопках в Пирее, во время которых была открыта древняя верфь с надписями IV в. до н.э., сделанными ее администрацией. Триремы, во избежание гниения дерева, старались не оставлять надолго на воде, и хранили на берегу. На зиму они ставились для просушки и ремонта в специальные ангары. Остатки таких ангаров найдены не только в Пирее, но и в Энеадах (Акарнания), на островах Эгейского архипелага и в Северной Африке (гавань Аполлония в Кирене). Они были снабжены наклонными стапелями, сложенными из каменных плит или высеченными в скале, обычно по два под одной крышей, разделенные рядом колонн. Размеры этих стапелей позволяют уточнить размеры самих судов: максимальная длина стапеля в Зее (IV в. до н.э.) — 37 м, в Кирене — 40 м, в Эниадах — 47 м, ширина между колоннами — 6 м. Нижние концы стапелей уходили под воду на глубину до 2,5 м. Они, вероятно, были снабжены деревянными полозьями; в Аполлонии в каменном стапеле устроен паз для киля. Суда вытаскивались либо вручную, либо при помощи ворота (лебедки) — бронзовое храповое колесо от такой лебедки найдено при раскопках ангара в Сумиуме.
До 1971 года, когда у северо-западного побережья Сицилии был найден карфагенский корабль середины III в. до н.э., о деталях конструкции античных боевых кораблей, в частности, о расположении гребцов и весел, можно было только догадываться, а все рассуждения на эту тему основывались исключительно на теоретических расчетах. Обломки найденного судна (длина — около 30 м, ширина — 4,8 м, водоизмещение, если исходить из современных стандартов, могло достигать 120 тонн, но учитывая специфику конструкции античных боевых судов, было, вероятно, вдвое меньше) в настоящее время хранятся в музее Марсалы (Сицилия).
Достоверно известно, что триеры были судами легкой постройки, с острым, крепким носом, плоскодонными, без ахтерштевня и киля, или с небольшим килем, годными для вытаскивания на берег, с небольшой осадкой и с низкими бортами для того, чтобы тяжеловооруженные воины могли легко влезать на триеры, вытащенные на берег. Относительно же расположения гребцов выяснено только, что они сидели один над другим не в вертикальном направлении, а наискось, на небольшой высоте один от другого. Каждый гребец имел по одному веслу. Самая же «загадка триер», то есть вопрос о расположении и работе гребцов, до сих дискусионен, несмотря на опыты по реконструкции триеры и проведенные испытания ее модели.
Попытка ее разгадать здесь завела бы нас слишком далеко. Можно только признать наиболее правдоподобным изображение триер, воспроизведенное Хааком (Haak, R. «Ueber attische Trieren»), опытным кораблестроителем, специально занимавшимся этим вопросом. Интересующимся этим вопросом подробнее можно порекомендовать указанный труд, здесь же ограничимся следующим описанием.
Триеры строились из дерева с обшивкою вгладь, без шпангоутов, а лишь со связями из гнутых брусьев гибкой породы дерева. Днище делалось из дубовых досок 8–10 см толщины, скрепленных друг с другом деревянными гвоздями, и часто не имело киля для того, чтобы судно легче можно было вытаскивать на берег и перетаскивать по земле. Точно таким же образом, при помощи малок — шпангоутов для образования формы корпуса, строились у нас вплоть до середины XIX столетия суда всех величин. Шлюпки строятся так и сейчас.
Вытаскивание судов на берег практиковалось очень часто, а в опасное время ежедневно на ночь. Это вызывалось малой мореходностью судов, также желанием дать возможность людям поспать, приготовить еду и поесть на суше. Перетаскивание триер практиковалось в древности в некоторых местностях, например, через перешеек в 0,5 км шириной (согласно Фукидиду), соединявший остров Левкаду с материком (Акарнанией), через перешеек (согласно Страбону) в тарентской гавани и особенно часто, через Коринфский перешеек, имевший в самом узком месте 5 км; там имелась для этой цели даже специальная деревянная дорога.
Триера была длиной до 45 м, шириной 5,5 м (соотношение 1:8,1), а высота надводного борта — до 3,3 м. Водоизмещение ее было около 60 тонн, на ней было 174 гребца, а всего около 225 человек экипажа. Средняя скорость на веслах достигала 5–6 узлов. Подсчеты, сделанные в конце XX века и эксперименты с построенной в 1987 году триерой «Олимпия» (длина — 36,8 м ширина — 5,4 м, высота от киля до тентовой палубы — 3,6 м, полное водоизмещение — 45 тонн) показали, что греческая триера в боевых условиях могла двигаться со скоростью около 10 узлов (18 км/час), причем набирала эту скорость в течение 30 секунд.
Изогнутый, но, в общем, почти вертикальный форштевень, очень прочной постройки, переходил недалеко от ватерлинии в острый, обычно с тремя остриями, таран, сделанный из бронзы, или, по крайней мере, окованный железом. Выше тарана с каждого борта имелось по упорной балке, выдававшейся несколько меньше бивня. Концы этих балок украшались медными головами животных в виде гербов государств. Назначение этих балок было повреждение весел вражеского корабля и его надводного борта при таранном ударе. По другим предположениям эти балки, называвшиеся эпотидами, предназначались для того, чтобы предохранить корпус своего корабля при таранении противника. Для этого они и выступали вперед немного меньше, чем таран, давая ему возможность углубиться достаточно в корпус неприятельского корабля, чтобы его потопить, но не допуская удара всем штевнем, что при слабости тогдашней постройки легко могло привести к гибели своего собственного корабля. Высокий форштевень в верхней части кончался украшением.
Кормовая часть от днища до ватервейса имела ложкообразную форму. Над кормой возвышался фальшборт, широкий снизу и суживающийся спереди, переходивший сверху в украшение, подобно тому, как это было и на египетских судах, где встречались украшения в виде цветка лотоса. Кормовое украшение, выгнутое вперед, образовывало маленький навес, род рубки, служившей для прикрытия командира — триерарха.
Число гребцов с каждого борта было таково: в верхнем ряду по 31 (траниты), в среднем по 27 (зигиты) и в нижнем (таламиты) также по 27; всего 2×85 = 170 человек со столькими же веслами. Весла двух верхних рядов были приблизительно одной величины: 4,4 м у транитов, 4,16 м у зигитов, словом немного длиннее, чем четырехметровые весла на современных гребных катерах. Отверстия для весел нижних рядов были вырезаны в борту и находились невысоко над водою, однако на такой высоте, чтобы можно было на плоскодонном челноке пройти вдоль самого борта, не задевая весел. От проникновения воды внутрь корабля эти отверстия были защищены кожаными мамеринцами. Нижние весла были, вероятно, несколько короче.
Над гребцами возвышался легкий открытый помост, на котором лишь в средней части устраивался мостик, служивший для прохода вдоль корабля. На случай плохой погоды над кораблем имелся плотный тент. С боков имелись войлочные занавески, обыкновенно открытые, но спускавшиеся во время боя для защиты от метательного оружия. Для уключин верхнего ряда гребцов имелся вынесенный за борт брус, до которого и шел настил верхней палубы, по которой ширина триеры достигала 5,45 м. Над ним шел поручень на стойках для укрепления защитных войлочных занавесок.
Для управления имелась одна пара широких рулевых весел, по одному с каждого борта; действовал ими один человек. Парусное вооружение состояло из главной вертикально мачты в середине судна с высоким прямым парусом на рее и иногда еще с маленьким треугольным парусом над ним и, кроме того, из одной еще маленькой мачты на носу, наклоненной наподобие бушприта: на ней был внизу небольшой рейковый парус, подобный парусу на блинда-рее кораблей эпохи парусного флота.
Каждая триера имела свое название, причем все греческие названия судов были женского рода. Характерным для эпохи расцвета греческого флота было то, что имя кораблестроителя в виде награды связывалось с названием корабля.
Экипаж триеры достигал в среднем до двухсот человек. Помимо 170 гребцов, на корабле имелись солдаты под командой офицера, и люди для управления парусами, которыми ведал кормчий (штурман). Гребцами ведал гортатор, а командир назывался триерархом.
Из-за очень плохой остойчивости триеры не могли выходить в открытое море и предназначались только для прибрежного плавания в хорошую погоду. Известны случаи массовой гибели судов во время шторма.

Фелюка (фелука) — небольшое морское и прибрежное гребное и парусное торговое судно, по конструкции близкое к галере. Она имела от 10 до 16 весел и латинский парус. Нос и корма фелюки были заострены, она не несла пушек и не имела характерного штевня галеры. На фелюке было две мачты: грот-мачта, стоявшая вертикально посередине судна, и передняя фок-мачта, находившаяся очень близко к носу и наклоненная вперед. Короткий бушприт помогал снизу поддерживать галс передней реи. Фелюки были известны во всех странах западного Средиземноморья, ее название и сейчас применяется для речных судов восточного Средиземноморья, особенно на Ниле.

Флейт (fleut) — тип парусного судна, созданного в Голландии в конце XVI века. Обладая хорошими парусными качествами, большой мореходностью и довольно большой путевой скоростью, флейты быстро завоевали славу надежных судов.
Парусное вооружение флейта состояло из трех мачт, из которых фок- и грот-мачта несли по три ряда прямых парусов, а бизань-мачта — латинский парус и выше его прямой парус (крюйсель); на бушприте кроме блинда был установлен еще один парус бом-блинд. Первый флейт был построен в 1595 году в г. Хорне, центре судостроения Голландии, в заливе Зсйдер-Зе. Впервые в такелаже были введены изобретенные в 1570 году стеньги.
Важнейшим новшеством в конструкции флейта было: во-первых, значительное увеличение длины корпуса по отношению к ширине, что, уменьшив коэффициент сопротивления корпуса судна при движении, естественно повысило его ходкость; во-вторых, увеличение высоты мачт за счет изготовления их составными упростило их замену при ремонте; в-третьих, укорочение длины реев позволило применить более узкие и удобные в обслуживании паруса, а это сократило число матросов и необходимый запас продуктов и воды; в-четвертых, взамен румпеля для поворота руля был установлен штурвал.
Флейты начала XVII века имели длину около 40 метров, ширину около 6,5 метров, осадку 3 — 3,5 метров, грузоподъемность 350–400 тонн. Для самообороны на них устанавливали 10–20 пушек. Экипаж состоял из 60–65 человек. Эти суда отличались хорошими мореходными качествами, высокой скоростью и большой вместимостью и потому использовались главным образом в качестве военно-транспортных. На протяжении XVI–XVIII веков флейты занимали господствующее положение на всех морях.

Фоветта. В конце XVIII-го и в начале XIX-го века на берегах Средиземного и Лигурийского морей появилось новое судно. Его называли фоветта, но это был прямой потомок шебеки. В отличие от шебеки, у фоветты нос был высоко поднят, как и бушприт, а корпус укорочен, массивен и менее элегантен. Парусное оснащение целиком повторяло шебеку: 3 мачты с латинскими парусами. Корма французской фоветты сохраняла полностью форму шебеки, тогда как корма генуэзских и лигурийских фоветт была усечена выше ватерлинии. В XIX веке начали сочетать латинские паруса фоветты с прямоугольными парусами: французская фоветта на двух первых мачтах несла три прямоугольных и один латинский паруса на бизань-мачте. Очень интересны некоторые особенности генуэзской фоветты. Две ее передние мачты несли прямоугольные паруса, но на верхней палубе в запасе лежали две длинные реи со свернутыми латинскими парусами. Отсюда мы делаем вывод, что при необходимости прямоугольные паруса можно было заменить латинскими. Возможно, это был уникальный случай в истории мореплавания.

Фрегатом называли однодечный (т. е. однопалубный) военный трехмачтовый корабль с полным парусным вооружением. Он отличался от парусных линейных кораблей меньшими размерами и более слабым артиллерийским вооружением, и предназначался для дальней разведки и крейсерской службы, то есть самостоятельных боевых действий на морских и океанских коммуникациях с целью захвата или уничтожения торговых судов противника. Наиболее крупные из них имели на вооружении до 60 пушек, включались в боевую линию и носили название линейных фрегатов.
В 1805 году в России вводится ранг 44-пушечных фрегатов. Русские 44-пушечные фрегаты строились со сплошной палубой в отличие от фрегатов 18-го века, у которых закрытыми были носовая и кормовая оконечности, а средняя часть верхней палубы оставалась открытой. В числе этих фрегатов был прославившийся в 1854 году при обороне Петропавловска-Камчатского фрегат «Аврора», построенный в 1833–1835 гг. в Санкт-Петербурге на Охтинской верфи.

Шебека наряду с галерой — известнейший тип средиземноморского судна. Это было небольшое, длиной 25–35 метров по палубе судно, с сильно выдвинутым форштевнем и далеко за корму выступающей палубой. Наибольшая ширина вехней палубы составляла около ⅓ ее длины, форма подводной части была исключительно острой. Шебека очень рано была признана корсарами варварского побережья северной Африки в качестве быстрейшего парусника. Французские ВМС пытались огонь загасить огнем и поэтому сделали шебеку важнейшей частью своего средиземноморского флота. Эти суда вооружали 16–24 пушками.

Шнява — небольшое двухмачтовое судно с прямыми парусами и бушпритом. В XVII–XVIII веках шнявы были распространены в Англии, Франции и Швеции. Несла две мачты с прямыми парусами, бушприт, стаксель и кливер. Паруса и такелаж на грот- и фок-мачтах располагали так же, как и на трехмачтовых судах.
Главной особенностью шнявы являлась шняв- или трисель-мачта. Это была тонкая мачта, стоявшая на палубе в деревянном блоке сразу за грот-мачтой. Топ ее крепили железным бугелем или поперечным деревянным брусом на (или под) задней стороне грот-марса.
Шнявы, находившиеся на военной службе, иногда называли военными шлюпами, хотя это не совсем верно. Часто они не несли шняв-мачту, а на ее месте от задней стороны топа грот-мачты был проведен трос — «джек-штаг», который на палубе набивали найтовом на юферсах. Бизань крепили к этому штагу, причем гафель был неподъемным.
Длина шнявы была 20 — 30 метров, ширина 5 — 7,5 метров водоизмещение около 150 тонн, экипаж до 80 человек. Военные шнявы вооружались 12 — 18 пушками малого калибра и использовались для разведки и посыльной службы.

Последний раз редактировалось dima12, 05.02.2009 в 13:59.
    Ответить с цитированием
Старый 11.01.2011, 23:26   #8
Новичок

 
Отсутствует :(

Регистрация: 11.01.2011
Сообщения: 1

Репутация: 10   Добавить отзыв для bmb52

По умолчанию типы кораблей

Спасибо. Вы мне здорово помогли.
    Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей - 0 , гостей - 1)
 
Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять файлы
Вы не можете редактировать сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Корсары: История Пирата Dolphin Корсары 64 10.04.2011 20:15
WarCraft История восхождения Нер Зула Cloud Стратегии 2 25.05.2008 01:18
История создания Города потерянных кораблей. BestGamer.Ru 2007 0 04.12.2007 21:17


Часовой пояс GMT +4, время: 09:38

Архив  


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

© Copyright 2007-2015 BestGamer.Ru

vBulletin, Copyright © Jelsoft Enterprises Ltd.